Ключевая реформа фондового рынка РФ — создание центрального депозитария — развела власть и бизнес по разные стороны баррикад: обсуждавшийся больше десятилетия законопроект нравится биржам, но смущает регуляторов, сообщает Reuters. Закон о центральном депозитарии, который может быть принят Госдумой в осеннюю сессию, завершает реформу финансового рынка, после того как были урегулированы вопросы клиринга и инсайда, и приближает, по задумке властей, создание Международного финансового центра в Москве.

«Централизованная система расчетов и хранения ценных бумаг — это магнит для привлечения инвестиций, она также укрепляет позиции акций против их суррогатов, депозитарных расписок. Это делает систему более организованной и понятной инвесторам, а кроме того, снижает стоимость трансакций и ускоряет процесс регистрации», — сказал глава ММВБ Рубен Аганбегян в ходе саммита Reuters в Москве. Учитывая планируемую отмену ограничений на размещение и обращение акций российских эмитентов за рубежом, централизация расчетной инфраструктуры позволит хоть как-то удержать ликвидность в России, считает он. Отсутствие центрального депозитария является препятствием для определенной категории западных институциональных инвесторов, в частности пенсионных и некоторых паевых инвестфондов.

Однако Минфин не считает новый закон спасением от всех бед: он не устранит недоверие тех зарубежных инвесторов, которые до сих пор не присутствуют на российском рынке, говорит замминистра финансов Алексей Саватюгин. «Есть МФЦ как лозунг, которым пользуются, в том числе, бизнес-структуры для продвижения своих интересов. Центральный депозитарий — это один из примеров», — сказал Саватюгин на саммите, добавив, что международные правила не предполагают наличия в стране единственного центрального депозитария. Он отметил, что, например, задуманный для привлечения иностранцев закон об инсайдерской информации и манипулировании рынком пока не сработал.

В целом же фокусирование на иностранных участниках Саватюгин считает ложной целью, а все силы, по его мнению, надо бросить на привлечение внутренних профессиональных и розничных инвесторов, на которых законодательные новшества ориентированы в меньшей степени. «Российская специфика заключается в том, что у нас слишком много акционерных обществ, которые имеют зарегистрированные выпуски акций, из них на бирже торгуется менее одного процента, а интерес для инвесторов представляют еще меньше. Так нужно ли вводить центральный депозитарий, который имел бы счета номинального держателя в реестре по всем сотням тысяч акционерных обществ», — удивляется Саватюгин.

Также он считает опасным для конкуренции недавно одобренное ФАС слияние двух основных российских бирж — ММВБ и РТС. «Когда бизнес-структуры предлагают законодательно закрепить монополию одного института, возникает вопрос: вы боитесь конкуренции?.. Число инвесторов не зависит от количества бирж», — сказал Саватюгин.