В ближайшие три года темпы экономического роста в РФ составят порядка 4% в год. Об этом заявил глава правительства России Владимир Путин в ходе выступления на Международном инвестиционном форуме «Сочи-2011».

«К началу будущего года мы окончательно справимся с последствиями кризисного спада. В ближайшие три года темпы экономического роста составят порядка 4% в год. Это — база, но мы будем стремиться к более высоким показателям», — сказал премьер-министр.

По его словам, сейчас у корпоративного сектора практически отсутствуют опасные краткосрочные долги. «А отношение государственного долга к ВВП по-прежнему не превышает 10%», — добавил премьер. Он отметил, что в среднем по развитым странам это значение составляет почти 90%. Кроме того, напомнил Путин, объем золотовалютных резервов России — свыше 500 млрд долларов. «По этому показателю наша страна занимает третье место в мире после Китая и Японии», — заметил Путин.

В то же время премьер признал, что влияние глобального кризиса, начавшегося в 2008 году, по-прежнему проявляется. В качестве примера он привел недавнее снижение кредитного рейтинга США — событие, по словам Путина, неординарное и знаковое. «Фондовые индексы крупнейших экономик Европы всего за пару недель августа упали примерно на 10%», — напомнил он.

Глава правительства РФ убежден, что кризис суверенных долгов развитых стран требует от политиков, экономистов и инвесторов переосмысления традиционных подходов. «Ведь летняя встряска в глобальной экономике лишний раз напомнила: модели развития, опирающиеся на рост долга, больше не работают», — сказал он.

«Совершенно очевидно, что недавние лидеры уступают свои позиции и уже не могут быть примером взвешенной макроэкономической политики. Более того, долговой кризис в Европе и США усугубляется тем, что их экономики находятся практически на грани рецессии. Ясности относительно их оздоровления как не было, так и нет», — продолжил председатель правительства.

Путин добавил, что очередной всплеск глобальных волнений практически не отразился на российской экономике». «Прежде всего потому, что мы научились оперативно реагировать на малейшие негативные тенденции. Это тот урок, который мы извлекли из кризиса трехлетней давности», — заключил он.