Расплачиваться за предвыборную расточительность бюджета придется за счет повышения налогов — они у нас якобы ниже, чем в Европе. Министр финансов и профессор экономики Алексей Кудрин, правда, забыл упомянуть о том, что общая нагрузка на бизнес (кроме официальных налогов) включает еще и менее формальные поборы, пишет журнал «Коммерсант Деньги».

«Игра в предвыборные решения, которые существенно изменяют баланс бюджета, оказалась больше, чем я ожидал», — сказал в интервью Reuters глава российского Минфина. Дальше все не столь афористично — сказывается, видимо, усталость,— но крайне логично, даже местами по-профессорски занудно. Схема рассуждений Кудрина понятна: повысили расходы — надо искать новые доходы. Теоретически можно было бы снизить расходы, но как отказываться от уже взятых на себя обязательств? К тому же нефть треклятая, чуть припадет на нее цена — и непонятно, откуда деньги брать. Лучше уж заранее повысить доходы, чтобы в случае чего не суетиться в последний момент.

Когда? «Может быть, через два года» — для внимательного читателя эти слова Кудрина не новость. Он, скорее всего, обратил внимание, что схема социальных взносов 30+10 обсуждалась именно в контексте ближайших двух лет. После 2014 года пенсионные обязательства могут вырасти так, что денег в казне опять не хватит.

Заплатят ли? «Без учета рентно-сырьевых сборов в России налоговое бремя — около 28% ВВП, тогда как в среднем в Европе — 37%», — рассуждает Кудрин. В переводе на русский язык это означает: еще 4 трлн рублей в год в казну можно выдоить, увеличить доходы примерно на треть. Никуда, дескать, бизнес и граждане не денутся, за границей с них такую же шкуру сдерут. Кудрин оговаривается, конечно, дескать, он «не сторонник повышения налогов», но слово, как известно, не воробей…

Как все это понимать? Если бы эти слова были, как может показаться, адресованы Кремлю и Белому дому, логично было бы считать их элементом внутренней дискуссии. Но нет, это публичное высказывание, Reuters — агентство, главная аудитория которого — крупный бизнес и деловые СМИ. Но если все же главный адресат Кудрина — российская власть, значит, плохо дело: у опытнейшего аппаратчика и одного из первых людей в правительстве нет надежного канала коммуникаций с увлекшимся предвыборными обещаниями тандемом. Без союзников не обойтись. То есть наиболее вероятный диагноз — растерянность.

Или все же в Кудрине взял верх профессор? И все эти рассуждения надо воспринимать как упражнения в экономической теории? Тоже плохо. Потому что любой нормальный экономист найдет сразу несколько зияющих дыр в его рассуждениях. Укажет в лучшем случае на лукавство.