Объявление ФРС о программе замены гособлигаций в ее портфеле на более длинные — 30-летние вместо 6-летних и краткосрочных, сроком до трех лет (операция «Твист»), было ожидаемым. А вот оценка, выставленная экономике страны, участников рынка попросту обескуражила. Формулировки сопроводительного комментария ФРС изобилуют негативными оценками происходящего в экономике, отмечают аналитики «ВТБ Капитала»: ФРС дает понять, что считает маловероятным полное восстановление экономики США в ближайшие несколько лет. ФРС считает, что экономика имеет «значительные риски снижения», не прозвучало заявлений о готовности пойти на увеличение ликвидности в будущем, отмечает аналитик «Капиталъ Управление активами» Дмитрий Постоленко, пишут «Ведомости».

Председатель ФРС Бен Бернанке выразил обеспокоенность финансовых властей перспективами развития экономики США, но новых предложений и мер по стабилизации ситуации не прозвучало, сетует старший трейдер банка «Глобэкс» Игорь Зеленцов. Этому помешают и разногласия в руководстве комитета по открытым рынкам, три из 10 членов которого не согласились с принятым решением, отмечают аналитики «ВТБ Капитала».

Кризис развитых экономик больно ударит по развивающимся, предупредил вчера президент Всемирного банка Роберт Зеллик. Масла в огонь подлило снижение агентством Moody’s рейтингов Citigroup, Bank of America и Wells Fargo, добавляет Алексей Быстров из «Олмы».

Ситуация на грани повторения сценария конца 2008-го — массового ухода в валюту, говорит главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова. Спусковым крючком, по ее мнению, может стать падение цены нефти ниже 100 долларов за баррель. Три года назад ЦБ пошел на плавную девальвацию: снабжал рынок ликвидностью, забирая ее через продажу резервов. Если регулятор снова позволит спекулянтам зарабатывать на валютных операциях, он будет лишь способствовать массовому уходу в валюту. Орлова надеется, что наученный прошлым опытом ЦБ не пойдет на плавную девальвацию. Хотя есть риски, что перед выборами ЦБ не решится отпустить рубль в свободное плавание.

Получить комментарии ЦБ вчера не удалось. Рубль уже почти два месяца находится в траектории плавной девальвации, отметил в своей статье в «Московских новостях» первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев: с начала августа курс рубля к корзине снизился на 11%.

Спекулянты, вероятно, будут тестировать ЦБ, ожидает Орлова. По ее расчетам, обычно уровень бивалютной корзины в 37 рублей соответствует цене барреля 85—90 долларов, т. е. рубль уже ослаблен. Впрочем, серьезных предпосылок для повторения «сценария-2008» Орлова не видит: вкладчики не бегут в валюту (это еще впереди, полагает член правления Райффайзенбанка Андрей Степаненко), нет такого кризиса плохих долгов банков, поэтому они не нуждаются в масштабной поддержке, не предстоит столь крупных выплат по долгу, как в конце 2008 года.

«Поскольку курс рубля серьезно снижается только в течение одной недели, выраженной реакции вкладчиков и изменений в валютной структуре вкладов мы пока не отмечаем», — говорит начальник управления розничных страховых и финансовых продуктов Росбанка Кристина Буганова. В Бинбанке отмечают приток вкладов в валюте — в основном в долларах, говорит начальник управления депозитов и сбережений Александр Ефремов: «Но эта тенденция наметилась еще в августе, а в первом полугодии активнее росли рублевые вклады».

«По влиянию на экономику, ее реальный сектор мы пока не видим повторения 2008 года, — успокаивает представитель НЛМК. — Сейчас реальный сектор больше подготовлен к кризисным ситуациям, чем в 2008 году, когда обвал случился после стремительного роста цен на металлы и бурного роста экономики».

Сотрудник компании — импортера живых цветов говорит, что за товар они рассчитываются как в евро, так и в долларах, за транспортные расходы — в долларах. Из-за повышения транспортного коэффициента и изменения курсов отпускные цены импортера на последние две поставки (в начале этой и в конце прошлой недели) оказались на 15—20% выше, чем до этого. «Клиенты от заказов пока не отказываются, но объяснять им рост цен приходится очень долго, — говорит сотрудник импортера. — Клиенту сложно объяснить, почему весной туи стоили дешевле, хотя закупочная цена в евро к осени на них упала».