Власти США проверяют сделки на сотни миллионов долларов, которые крупнейшие американские банки заключали с британским Barclays во время кредитного бума. Есть подозрения, что операции использовались для минимизации налогов, пишут «Ведомости».

Сделки, которые проверяют Министерство юстиции США и Налоговое управление США (IRS), известны по аббревиатуре STARS, которая обозначает сделки, заключавшиеся со структурными инструментами через специально создававшийся траст. В них, в частности, участвовали шесть крупных банков США: BB&T, Bank of New York Mellon, Sovereign (теперь входит в структуру Santander), Washington Mutual, Wells Fargo и Wachovia (теперь — часть Wells Fargo). Их партнером был Barclays, разрабатывавший стратегии, использовавшие несоответствия налоговых систем США и Великобритании. По этим сделкам Barclays сэкономил на налогах в Великобритании 800 млн долларов.

Сделки, в которых участвовали BB&T и Wells Fargo, были «мошенничеством», утверждают в судебных документах правительственные юристы. В случае Wells Fargo инструменты STARS разрабатывались, чтобы «вся прибыль полностью и исключительно проходила через иностранные налоговые льготы», отмечено в судебных документах.

Barclays не проходит по этим делам в качестве участника. Washington Mutual во время процедуры по банкротству отказался от налоговых льгот на 160 млн долларов, Wachovia пытается разрешить спор в административном порядке, оставшиеся четыре банка не теряют надежды получить 1 млрд долларов налоговых льгот, которые были у них аннулированы.

Более 30 банкиров, с которыми The Financial Times пыталась поговорить на тему налоговых льгот, наотрез отказывались это делать публично, опасаясь потерять работу. Но все называли эту практику игрой в кошки-мышки. «Банкиры относились к этому как к возможности заработать денег, молодые юристы и бухгалтеры — как к игре, — говорит британский юрист, имевший непосредственное отношение к таким сделкам. — Перехитрить законодателей нетрудно».

The Financial Times ознакомилась с судебными документами по одной из таких сделок. Она была устроена следующим образом. Банк США переводил активы в траст, затем продавал паи траста Barclays с обязательством их выкупить через несколько лет. Также учреждался фидуциар в Великобритании. Через траст Barclays предоставлял финансирование банку по ставкам ниже рыночных.

Банк США платил британские налоги на прибыль траста и обращался за налоговыми вычетами в США. То же делал и Barclays в Великобритании. Прибыль траста причиталась Barclays, но он был обязан ее реинвестировать и за это требовал уменьшения налогового бремени в Великобритании. Часть этих денег Barclays использовал, чтобы выдавать финансирование банку по низким ставкам, остальное оставлял себе. Sovereign Bank в 2003 году Barclays предлагал деньги на 3,35 процентного пункта дешевле, чем на рынке, BB&T в 2002 году получил на пять лет 1,5 млрд долларов на 2,9 процентного пункта ниже рынка, Wells Fargo — 1,25 млрд долларов на 2,5 процентного пункта дешевле.

Разрабатывать стратегии Barclays иногда помогали крупнейшие аудиторские фирмы — KPMG и Ernst & Young — и юридическая Sidley Austin.