Рокировка президента и премьера официально открыла отсчет новой эпохе застоя. Это сигнал о том, что назревшие экономические и политические изменения откладываются на неопределенный срок. А отставка Алексея Кудрина говорит о том, что нынешняя политическая и экономическая система зайдет в тупик быстрее, чем мы ожидали. Об этом пишут на страницах «Ведомостей» ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев и профессор Йельского университета и Российской экономической школы Олег Цывинский.

Именно Кудрин говорил о том, что необходимо трезво смотреть на перспективы мировой и российской экономики, о том, что законы макроэкономики придется соблюдать, даже если это непопулярно. С его отставкой российское правительство перестанет получать заблаговременные предупреждения о том, что растущие бюджетные аппетиты просто невозможно удовлетворить, — и узнает об этом только тогда, когда в бюджете уже кончатся деньги. А когда закончатся деньги, рухнет и нынешняя политическая система.

Если цена на нефть останется высокой (70—80 долларов за баррель), то Россия скорее всего повторит опыт Советского Союза 70-80-х годов, когда реформы были отложены, а экономика погрузилась в стагнацию. Этот застойный период закончился банкротством и распадом СССР. Хотя каламбур с цифрами «70—80» больше не работает, мы подтверждаем наш основной прогноз о застое и тупике в конце этого пути.

Во-первых, хотя цена на нефть сегодня выше 80 долларов за баррель, этот уровень цен уже недостаточен для экономической стабильности. Бюджет России уже не имеет профицита при цене на нефть в 70 долларов за баррель. Теперь бюджет можно сбалансировать только при 125 долларах за баррель. Все докризисные источники быстрого экономического роста (первоначальный стимул от стабилизации макроэкономической политики, наличие резервных производственных мощностей и недоиспользование ресурсов дешевой рабочей силы) на сегодня исчерпаны. Чтобы расти темпами, характерными для Южной Кореи и других быстро растущих экономик на тот момент, когда они были на уровне развития России, страна нуждается в новых инвестициях. Следовательно, в России необходимо улучшение делового и инвестиционного климата. Это, в свою очередь, зависит от таких факторов, как борьба с коррупцией, улучшение защиты прав собственности, создание эффективной и независимой судебной системы, открытие экономики для конкуренции (как внутренней, так и международной). Единственный оставшийся источник роста — это высокие и растущие цены на нефть.

Во-вторых, подушка безопасности для экономики — накопленные резервы — стала де-факто значительно меньше. Ведь в случае кризиса ее придется использовать в значительно большей мере не на экономические, а на политические цели. «Арабская весна» заставила российские власти задуматься о том, что устойчивость режима гораздо ниже, чем считалось ранее. Именно поэтому расходы бюджета стали расти еще быстрее. Характер проведения «рокировки» уничтожил даже иллюзию участия граждан в политической жизни страны. Поэтому поддержка власти возможна только в случае продолжающегося роста доходов. В случае падения цен на нефть и последующего экономического кризиса денег на поддержание ликвидности банковской системы, остановку паники на финансовом рынке и поддержку экономики просто не будет. Подушка безопасности будет потрачена в первую очередь на поддержание политической стабильности.

Уроки кризиса 2008-го дают возможность российской политической элите верить в то, что в случае чего цена на нефть вырастет и спасет нас. Но мы уже слышали подобные заверения и об успехе экономической модели Белоруссии, и об особенностях экономического чуда Ирландии и Исландии. Как и в случае финансовых пузырей, излишняя самоуверенность зачастую становится одним из главных симптомов предстоящего краха.

Сможет ли Россия получить помощь от кого-либо, когда придет следующий экономический кризис? Вряд ли. Несмотря на свой размер, Россия на периферии мировой экономики. У нее нет системного значения для мировой финансовой системы (какое есть, например, у маленькой Греции, спасение которой важно для Евросоюза). Экономический и политический кризис в России не создаст и критической ситуации с поставкой нефти и газа для мировой экономики. Ведь даже если кризис приведет к смене политического строя, новое правительство по-прежнему будет так же поставлять сырье. Кризис в России не вызовет и особой симпатии или желания помочь у европейских или американских налогоплательщиков. Ведь Россия — страна среднего достатка с элитой, скупающей самую дорогую недвижимость мира, а в ближайшие годы налогоплательщикам западных стран самим придется затягивать пояса.