Глава группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ Standard & Poor’s (S&P) Екатерина Трофимова решила покинуть французский офис агентства и перешла на должность первого вице-президента Газпромбанка. По мнению участников рынка, для банка это очень удачное приобретение в период кризиса, сообщает «РБК daily».

Вчера стало известно, что глава группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ в компании S&P Екатерина Трофимова согласилась перейти на должность первого вице-президента Газпромбанка. Трофимова более десяти лет проработала в S&P аналитиком, директором и главой группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ, а также была директором парижского офиса S&P. В пресс-службе Газпромбанка подтвердили, что Екатерина Трофимова займет должность первого вице-президента. На этой должности она будет заниматься развитием отношений с инвесторами и клиентами, а также оптимизацией взаимодействия с внешними консультантами.

Главный экономист BNP Paribas по России и странам СНГ Юлия Цепляева отмечает, что Газпромбанк взял прекрасного специалиста: «Трудно найти человека, который в банках понимал бы больше, чем Екатерина Трофимова, усиление команды в момент кризиса аналитиками первого ряда — это очень дальновидная политика». По ее мнению, единственное отличие в должности — это то, что переход осуществляется с серьезной аналитической позиции на должность, включающую в том числе и управленческие функции, что могло даже стать главным мотивом для того, чтобы перейти из S&P в банк. По словам Юлии Цепляевой, путь аналитика рейтинговых агентств часто пересекается с банковским бизнесом.

Согласен с ней и генеральный директор компании «Рус-Рейтинг» Ричард Хейнсворт, который считает, что карьерный путь финансового аналитика рейтингового агентства часто сопровождается переходами из рейтинговых агентств в банки или инвестиционные компании. По мнению Хейнсворта, это происходит потому, что работа в рейтинговом агентстве близка к тому, чем занимаются люди в банках, — управлением рисками, выявлением возможностей. В то же время участники рынка отмечают, что подобное приобретение должно было обойтись Газпромбанку очень дорого.