ВТБ, консолидировавший на прошлой неделе более 80% Банка Москвы и давший тем самым старт его санации — самой масштабной в истории российской банковской системы, — еще окончательно не одобрил, но уже детально обсудил стратегию развития столичного банка. О планах госбанка в отношении Банка Москвы рассказал в интервью газете «Коммерсант» президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин.

По его словам, ВТБ намерен сохранить Банк Москвы как универсальное банковское учреждение, сконцентрировав его деятельность в основном на Москве и Московской области и еще примерно десяти регионах, где он занимает прочные позиции; ненужные же активы будут проданы. «Мы отцепим от него (Банка Москвы) загрансеть и другие регионы, в которых его доля незначительна. Ненужные активы, например банки в Белоруссии, на Украине (с Сербией еще не решили), продадим. Покупатели уже есть: крупные российские банки интересуются, тот же Альфа-Банк», — сказал Костин.

«Спецификой Банка Москвы будет не только малый и средний бизнес, но в принципе бизнес московских городских компаний, — продолжил он. — Плюс банк будет заниматься самостоятельно розницей, но с использованием наработок ВТБ 24. У него иной сегмент клиентов, чем у ВТБ 24, — с меньшими доходами, плюс коммунальные платежи, социальные карты и т. п. Мы не хотим это ограничивать. Бренд Банка Москвы тоже сохраним».

Говоря о фондировании Банка Москвы, Костин заверил, что отток вкладчиков, который шел с весны, сейчас прекратился. «Что касается бюджетных средств, то мы рассчитываем — и оговаривали это перед сделкой с правительством Москвы, — что оно будет использовать Банк Москвы в интересах города», — добавил он. «Административно-командного метода решения проблем, как раньше, не будет. Просто, используя сложившиеся исторические связи с городскими компаниями, с правительством, мы постараемся предложить набор услуг и эффективность деятельности, которая была бы выгодна правительству Москвы», — пояснил Костин.

«Что касается крупного бизнеса, инвестиционных сделок, то мы с руки Банка Москвы будем их кредитовать, но хотим все-таки, чтобы эта работа велась в координации с банком ВТБ, — отметил банкир. — В головном банке группы у нас создан корпоративно-инвестиционный департамент, который будет руководить всей этой работой». «У нас в группе одобрена матричная модель, которую мы сейчас начинаем внедрять во всех «дочках» по всем странам», — уточнил Костин. «Возьмем, допустим, наш украинский банк. Он курируется линиями бизнеса, то есть розница — из ВТБ 24, корпоративный и инвестиционный бизнес — из ВТБ», — привел пример глава госбанка.

Отвечая на вопрос газеты о судьбе тех клиентов Банка Москвы, которые связаны с его экс-президентом Андреем Бородиным, с точки зрения их кредитования банком после смены его собственника, Костин подчеркнул: «Мы понимаем, что без какого-либо кредитования эти предприятия просто-напросто будут умирать. И вынуждены их кредитовать прежде всего потому, что там работают люди и им надо платить зарплату». «С одной стороны, эти компании только на кредитном подсосе и живут. С другой — хотя эти активы и очень сложные в работе, если мы ее правильно организуем, то шансы на возврат денег будут, в крайнем случае залоги будут оформлены. Ведь перед уходом старого менеджмента было сразу несколько масштабных случаев, когда подписывались дополнительно соглашения о расторжении залогов. Но и те залоги, что есть, очень сложно реализовать. Например, акции завода «Серп и молот». Для банка, я считаю, это жуткое приобретение, потому что это абсолютно не банковские активы. И выход только в одном: взять часть площадки этого завода, потом создать всю документацию для застройки, построить, продать и компенсировать те деньги, которые банк внес. Отдаленная, но перспектива. Таких активов примерно на 210 миллиардов рублей. За ними стоит либо водка с шампанским, либо лес, либо сельхозугодья. Остальные 150 миллиардов рублей практически невозвратные, хотя мы намерены работать и по ним», — рассказал Костин.