Приобретение Банка Москвы банком ВТБ (на прошлой неделе консолидировал более 80% акций) не может быть классифицировано как недружественный захват, каким его пытается представить бывший глава столичного банка Андрей Бородин. Об этом в интервью газете «Коммерсант» заявил президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин.

«Господин Бородин говорит о том, что был недружественный захват банка. Вопрос: а кто банком владел? Разве господин Бородин? — рассуждает Костин. — Он (Бородин) почему-то смешивает менеджмент с владельцами. Господину Бородину официально принадлежало всего 10% акций. Мы абсолютно дружественно купили 46,5% акций города Москвы. Плюс 4% купил вполне дружественный нам акционер господин Керимов. А собственник имеет право решать, кто руководит банком. Есть контрольный пакет — ты можешь выбирать президента банка».

«Более того, господин Бородин сам продал свои акции, — отметил глава ВТБ. — В этих условиях о каком недружественном захвате банка может идти речь? Это полный нонсенс и такое оболванивание общественного мнения».

Комментируя конфликт с бывшим руководителем Банка Москвы, Костин продолжил: «В какой экономике считается нормальным, чтобы менеджер банка половину кредитного портфеля выдал сам себе на покупку активов? То, что эти активы имеют к нему отношение, Бородин признал сам, когда прислал мне письмо, предлагая их вернуть за определенную стоимость, потому что якобы они стоят много денег. Мой ответ прост: если они много стоят, пусть он их продаст и вернет нам деньги за кредиты. Если активы такие замечательные, почему не рефинансировать их на необходимую сумму в других банках, чтобы вернуть деньги Банку Москвы?»

«Нам активы не нужны, нам нужен возврат кредитов», — подчеркнул Костин.

Также он опроверг заявления о том, что «деньги, заплаченные банком ВТБ за Банк Москвы, не дошли до города». «Это полный абсурд. В тот же день, когда сделка была подписана, деньги были переведены на счета той компании, которая этими акциями владела», — заверил глава ВТБ.

Отвечая на упрек издания, что, мол, сделка по покупке банком ВТБ Банка Москвы сначала была представлена как рыночная, а затем для санации последнего понадобились огромные деньги от государства, Костин заявил: «Мы покупали на базе той информации, которая у нас имелась. Мы неоднократно делали заявления, что менеджмент, воспользовавшись тем, что размыл долю города и создал некую систему управления акциями, которые ему не принадлежали, не допускал ни правительство Москвы, ни нас к этому процессу в той степени, в которой должен был сделать. Это во-первых. Во-вторых, менеджмент подделывал документы, вел двойную бухгалтерию, предоставлял недостоверную информацию и аудиторам, и проверкам, и все это происходило под политическим прикрытием руководства Москвы. Мои контакты с Юрием Михайловичем (Лужковым, экс-мэром Москвы. — Прим. ред.) показали, что он действительно свято верит в то, что руководство Банка Москвы было прилежное и осуществляло нормальную деятельность. К сожалению, Юрий Михайлович, как нам сейчас стало известно, не учел мнения своих подчиненных о том, что правительству Москвы нельзя было размывать контрольный пакет в Банке Москвы. И он как мэр сознательно пошел на это, доверяя Бородину. Так что другого захода быть не могло, потому что в этих условиях новое руководство Москвы не могло реализовать право на свободную продажу своего пакета».

Говоря о планах своего банка относительно консолидации оставшихся акций Банка Москвы, Костин указал, что «в соответствии с законом о финансовом оздоровлении группа ВТБ не должна выставлять оферту» миноритариям. «Однако мы рассмотрим вопрос о выкупе акций Банка Москвы у мелких частных акционеров. Их мы не обидим», — сказал банкир, подтвердив, однако, ранее озвученный отказ выкупать акции банка у самого Бородина.

«Мы изначально вели переговоры со всеми миноритариями, за исключением Бородина, точнее, тех офшоров, за которыми он, как нам кажется, стоит», — подчеркнул Костин. Он также добавил: «Мы не можем раскрывать цену (уже осуществленной. — Прим. ред.) покупки… это коммерческая тайна. Могу лишь сказать, что никто из них (бывших миноритариев Банка Москвы. — Прим. ред.) на этих сделках денег не заработал». «В целом ВТБ планирует потратить на выкуп почти 100% акций Банка Москвы, включая проведение допэмиссии (на 100 млрд рублей. — Прим. ред.), не более 258 миллиардов рублей», — уточнил президент ВТБ.