Глава Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Дмитрий Панкин рассказал «Коммерсанту» о том, чем обусловлено разделение полномочий его ведомства и Минфина, как изменятся подходы к регулированию рынка и как скажется отставка Алексея Кудрина на развитии финансового рынка.

«Не скрою, это (отставка министра финансов и вице-премьера Алексея Кудрина) произошло неожиданно. Что касается каких-либо изменений в работе службы — надо для начала понять, как изменится конфигурация экономического блока правительства, какова будет роль Минфина. Но это вопросы, которые предстоит решать будущему правительству. Минфин был площадкой, на которой собирались все заинтересованные ведомства и вырабатывали согласованную позицию по вопросам финансового регулирования. Алексей Леонидович как вице-премьер выступал нашим координатором», — сказал он.

Говоря о том, что вопросы распределения полномочий между Минфином и ФСФР уже определены, глава ведомства отметил: «Я не думаю, что надо срочно что-то менять, каркас финансового регулирования уже выстроен. Сейчас необходимо посмотреть, как это будет работать, и потом, возможно, откорректировать взаимодействие между ведомствами».

Касаясь необходимости изменений системы регулирования финансового рынка и создания международного финансового центра в России, Дмитрий Панкин заявил: «Я бы не стал говорить, что реформа регулирования финансового рынка задумывалась только для того, чтобы создать в Москве МФЦ. Главная задача, которая стояла перед нами,— создание эффективной системы регулирования и надзора, чтобы все участники рынка, как российские, так и иностранные, чувствовали себя на нашем рынке комфортно, чтобы рынок был прозрачным и эффективно работал. На мой взгляд, зачастую процедуры контроля излишне забюрократизированы. Мы контролируем правильность заполнения множества форм, их пунктов и подпунктов. И при отсутствии какой-либо цифры весь пакет документов возвращается на доработку. К сожалению, иногда за этими не очень принципиально важными вещами упускается реальный контроль».

Дмитрий Панкин также затронул тему разделения системы регулирования, когда нормотворческие функции закреплены за Минфином, а надзор — за ФСФР, которая подчиняется напрямую правительству. Когда принималась такая модель, исходили из того, что Минфин — это орган власти, координирующий всю финансовую политику и определяющий стратегию развития финансовой сферы. Важный момент, который часто опускается, заключается в том, что все проекты законов проходят через Минфин по согласованию с нами, а наши важнейшие приказы согласуются с Минфином. Роль ФСФР — разработка проектов законов, которые далее передаются в Минфин и после одобрения правительством в Думу, а также выпуск множества нормативных актов по деталям регулирования и надзора. Мы передали в Минфин законопроект, позволяющий службе получить доступ к банковским счетам, а также возможность обмениваться этими сведениями с регуляторами других стран. Принятие этого законопроекта необходимо для присоединения России к многостороннему меморандуму IOSCO — международной ассоциации регуляторов рынков ценных бумаг. Это позволит нам войти в список цивилизованных стран с прозрачной финансовой системой», — сообщил он.

Также не обошел Дмитрий Панкин вниманием и решение направить предписания негосударственным пенсионным фондам (НПФ), которые по итогам 2008 года разнесли убытки от инвестирования накоплений и резервов по счетам клиентов.

Это очень важная тема, которая требует тщательной проработки. Лично я считаю, что надо уходить от требования недопущения разнесения убытков по результатам каждого года, так как оно препятствует долгосрочным инвестициям и идет вразрез с сутью НПФ, в которых сосредоточены длинные деньги. Тем не менее закон есть закон. И служба, направив предписания, следовала его букве. Это должно подвигнуть все сообщество на скорейшее решение вопроса соотношения обязательств НПФ и системы оценки их активов. Что фонды должны гарантировать клиентам — только вложенную сумму либо вложенную сумму плюс проценты? Должны ли они гарантировать прирост активов ежегодно или за более длительный период? Без ответов на эти вопросы пенсионный рынок не может эффективно развиваться. Я сторонник того, чтобы решать эти вопросы прямо сейчас. Но проблема в том, что есть разные позиции ведомств по этим вопросам и нам пока не удалось достичь согласованного решения в рамках правительства. В настоящее время в основном есть различия между позицией экономического блока правительства и позицией Минздравсоцразвития», — отметил глава ФСФР.