«Киотским» рынком помимо Сбербанка, являющегося эксклюзивным оператором углеродных единиц в РФ в рамках проектов совместного осуществления (ПСО), заинтересовался ВТБ. Банк уже создал профильный департамент и ведет переговоры с Минэкономразвития о своей возможной роли на углеродном рынке. Как напоминает «Коммерсант», в опубликованном на днях интервью глава ВТБ Андрей Костин заявил, что банк намерен «лоббировать, чтобы Сбербанк, который сейчас является единственным агентом по продаже квот Киотского соглашения, утратил свой эксклюзивный статус».

При сегодняшних ценах на российские сокращения (порядка 8 евро за тонну) 300 млн тонн лимита государственной квоты, которая до 2012 года будет отдана на реализацию ПСО, стоят около 2,5 млрд евро. Оставшиеся «дивиденды» Сбербанка — 0,05 евро с тонны сокращений, которые получает из РФ иностранный покупатель; из этого и складывается цена вопроса. Но в ВТБ смотрят на вопрос шире. «В целом мы видим потенциал этого (углеродного. — Прим. «Коммерсанта») рынка, — рассказывает изданию исполнительный директор, начальник отдела новой энергетики, энергоэффективности и экологического финансирования департамента инвестиционно-банковской деятельности на глобальных рынках ЗАО «ВТБ Капитал» Владимир Литвак. — Если сейчас по Киотскому соглашению максимальный объем углеродных единиц ограничен 300 миллионами тонн, то в целом потенциал российского углеродного рынка гораздо выше».

Создание внутреннего углеродного рынка в РФ уже обсуждается. Интересы ВТБ в этом секторе, как можно понять из сказанного Литваком, также распространяются за пределы Киотского протокола. «Говоря о своем интересе, мы ориентируемся как минимум на те факты, что, в частности, Китай, Казахстан, Австралия и Калифорния планируют создавать собственные системы торговли выбросами, что такая европейская система просуществует в рамках экологического законодательства еще как минимум до 2020 года, что сейчас активно идут переговоры о возможном продлении первого периода обязательств по Киотскому соглашению и заключении нового соглашения и т. д.», — пояснил он, добавив, что «сейчас ВТБ взаимодействует с Минэкономики по вопросам возможного участия банка в реализации механизмов Киотского протокола в РФ и других проектах, связанных с этим сектором».

Эксклюзивный статус оператора углеродного рынка Сбербанк получил еще в 2009 году, фактически сразу после того, как его возглавил экс-глава Минэкономики Герман Греф. Министерство изначально (с 2005 года) выступало регулятором киотского рынка.

Нареканий у бизнеса в отношении деятельности Сбербанка на рынке проектов совместного осуществления оказалось не меньше, чем в отношении работы МЭР. «Действие Киотского протокола уже заканчивается, а мы ничего для себя полезного в этом плане не сделали. Вы помните, с каким трудом это пробивало себе дорогу, сколько было обсуждений. Если уж мы зашли в Киото, то должны получить какие-то инвестиции», — отреагировал в июне 2011 года на состояние рынка ПСО президент Дмитрий Медведев. После чего — фактически в обмен на наделение Сбербанка дополнительными полномочиями — Греф пообещал президенту уже в 2011 году «быстро раскассировать» 600 млн евро потенциальных киотских денег от российских проектов (и еще от 1,4 млрд до 1,9 млрд евро в 2012-м). На сегодняшний день из 90 млн тонн сокращений, переданных в рамках ПСО, на долю РФ приходится всего около 20 млн, что можно оценить максимум в 200 млн евро. Впрочем, Греф получил распоряжение, которое наделяет Сбербанк правом выступать третьим лицом во всех сделках на киотском рынке, эмитировать в обход МЭР и Минприроды проектные единицы сокращения выбросов (ЕСВ) и в исключительном порядке держать счета инвесторов, куда будут поступать деньги от продажи ЕСВ.

Российские переговорщики неоднократно выступали против продления срока действия Киотского протокола и участия в нем. Более того, участники рынка видят все меньше интереса в киотском бизнесе в нынешних условиях. «Зачем иностранным покупателям сейчас покупать наши ЕСВ, когда можно купить вторичные на споте по 7,86 евро за тонну? Более того, им даже проще разорвать заключенные в РФ контракты по цене от 8 евро за тонну, потому что теперь они противоречат российскому законодательству», — заявил «Коммерсанту» один из инвесторов. «Новым постановлением Сбербанк дал опцион всем покупателям расторгнуть договор на покупку ЕСВ. То есть убито все хорошее, что было сделано до него», — подчеркнул другой инвестор. Стратегии для ВТБ на рынке собеседники издания при этом не видят.