Прошедший квартал стал провальным для российского фондового рынка. Индекс ММВБ потерял 20%, а с 1 августа по вчерашний день — 23%. В сталелитейном секторе пять основных компаний потеряли половину капитализации, торговые сети, банки и электроэнергетика — примерно по 40%, нефтегазовый сектор — четверть, пишут «Ведомости».

Но пока массовых продаж акций по маржинальным кредитам не наблюдается. Да и самих случаев margin calls (право банка требовать дополнительное обеспечение по кредиту или продажи ценных бумаг в счет погашения долга) пока немного, сказал первый зампред правления ВТБ Юрий Соловьев в эфире совместной с «Ведомостями» программы «Большой дозор» на радио «Эхо Москвы». В августе в первую волну продаж у ВТБ было всего два таких случая, уточнил он. Клиенты поставили банку либо акции, либо деньги до того, как «им позвонили». «На прошлой и этой неделе у нас их было четыре. На мой взгляд, это очень маленькое количество», — отметил Соловьев. Ситуация повторилась — клиенты спокойно справились с проблемой.

У клиентов Альфа-Банка было более 200 «звонков». «Они шли каскадами по мере падения рынка, — рассказывает директор по операциям финансирования Альфа-Банка Олег Артеменко. — В отличие от 2008 года ни в одном случае не было задержек платежей».

Управляющий директор Альфа-Банка Майкл Пиджиолис уточняет, что с апреля случилось уже три волны margin calls и будут еще, как только рынок упадет на 7—10%. Впрочем, он отмечает, что Альфа-Банк дает кредиты под залог акций не одного эмитента, а корзины нескольких. «(Это) значительно снижает наши риски и позволяет не увязнуть в долгосрочном разбирательстве при закрытии позиции», — отмечает Пиджиолис.

Впрочем, сотрудник другого крупного банка утверждает, что его организации уже пришлось продавать акции по нескольким десяткам сделок: «Акции упали до критического уровня, а заемщик не смог донести залог».

У Сбербанка такие случаи пока не часты, отмечает его менеджер. Публичным стал лишь один: в январе Новороссийский морской торговый порт привлек семилетний кредит в 1,95 млрд долларов на покупку Приморского торгового порта под залог собственного контрольного пакета акций. В августе цена бумаг опустилась ниже установленной в кредитном договоре (на 28,5—42,8% ниже, чем при выдаче кредита), и у банка появилось право требовать досрочного погашения кредита. Но Сбербанк таким правом пользоваться не стал. Собеседник «Ведомостей» указывает, что такие сделки даже для госбанка штучные и в этих случаях банк не считает целесообразным требовать досрочного погашения.

В отсутствии вала «звонков» есть и заслуга самих банков. Когда стали очевидны признаки надвигающегося кризиса, средняя величина дисконтирования залога по отношению к сумме кредита приблизилась к 50%, объясняет управляющий директор департамента по работе с крупнейшими клиентами Сбербанка Алексей Гренков. Его коллега из частного банка подтверждает: еще с 2009 года дисконт по маржинальным кредитам — 30—70%. Это защищает клиентов банка от «звонков». «Так сильно еще не падал никто», — говорит он. «Если еще две недели потрясет, то упадет, — парирует предправления крупного российского банка. — И спасти банкиров может лишь то, что сами заемщики уже научены кризисом и в этот раз постараются решить проблему вне публичного поля и полюбовно, т. е. залоги постараются довнести».

К примеру, бывший гендиректор «Связьинвеста» Евгений Юрченко скупал акции «Ростелекома» на кредиты Росбанка, Транскредитбанка и «КИТ Финанса». Юрченко сказал «Ведомостям», что вносит дополнительное обеспечение.

А вот частные клиенты не хотят закрывать маржинальные позиции и ждут до последнего, пока банк сам не сообщит о margin call и продаже бумаг, сетует Пиджиолис. Впрочем, и частники, и корпоративные клиенты ни за что не отдают акции «Норильского никеля» — из-за объявленного компанией обратного выкупа по цене значительно выше рынка, добавляет он.