«Если бы я мыслил негативно, то сказал бы, что мир выйдет из кризиса к 2050 году. Будучи оптимистом, я бы надеялся, что уже в 2012 году наступит облегчение. На самом деле, несмотря на обилие прогнозов, никто этого не знает. Дело в том, что срок выхода из этого нетипичного кризиса зависит не столько от макроэкономических трендов, сколько от политических решений», — заявил «РБК daily» лауреат Нобелевской премии 2010 года, профессор Лондонской школы экономики Кристофер Антониу Писсаридес во время своего приезда в Петербург. Он объяснил петербургской аудитории, чем нетипичен текущий кризис и какие решения необходимы.

«Занятость после большой рецессии», — так обозначил профессор Писсаридес главную тему своей лекции, прошедшей на факультете экономики СПбГУ при полном аншлаге. Через исследования рынков труда нобелевский лауреат изучает природу проблем современного капитализма. Он установил, что все предыдущие глобальные кризисы характеризовались резким восстановлением уровня занятости в США и ведущих странах Европы. «Восстановление по вертикали вверх — это здоровая реакция экономики», — отметил он. Сегодняшняя реакция экономики нетипична. В частности, в США до апреля 2009 года наблюдался резкий спад показателей занятости, а в 2010 году началось восстановление, но оно не было ни резким, ни последовательным: за небольшими подъемами следовали спады, как будто рынок двигался по пересеченной местности. Одной из причин отсутст­вия уверенного подъема стали проблемы на рынке жилья США: не имея возможности быстро продавать свою недвижимость, американцы потеряли мобильность. Но поскольку «здоровой» реакции рынка труда не отмечено и в большинстве стран Европы, можно говорить о более общих причинах.

«Во время прошлых кризисов происходило быстрое восстановление. Это происходило потому, что работали институты регулирования рынка», — подчеркнул Кристофер Писсаридес. Говоря об эффективном регулировании, профессор привел пример реформ в Великобритании времен Маргарет Тэтчер и в последующие годы. Тогда была резко уменьшена доля государственного сектора в экономике, снижено влияние профсоюзов, сокращены пособия по безработице, субсидии на повышение уровня зарплат стали целевыми. Сейчас страны не нашли рычагов влияния на рынки, которые стали бы столь же эффективными.

С одной стороны, государство должно подстраховать работников в трудный период, считает профессор. По его мнению, нужно увеличивать период поддержки дохода безработных: например, если в «мирное» время страна дает гражданину полгода на поиск нового рабочего места, то во время кризиса нужно дать ему около года. При этом во многих случаях целесообразно платить деньги не безработному, а работодателю. «Допустим, государство оплачивает владельцу магазина 60% ставки зарплаты продавца, — поясняет Писсаридес, — и владелец может нанять временных работников. Тогда люди не просто получают пособие, а участвуют в развитии бизнеса». С другой стороны, государственным воздействием ни в коем случае нельзя увлекаться. Сокращение публичного сектора экономики, либеральные реформы — основной рецепт для стран, находящихся в кризисе. «Роль государства — эффективное регулирование работы частного бизнеса, а вовсе не создание рабочих мест своими силами», — подчеркнул нобелевский лауреат. «Кейнсианские подходы, в том числе поддержка занятости путем создания дополнительных мест в госсекторе, хорошо работают в закрытых экономиках. В глобальном мире эти шаги недейственны».

Собственно, важнейшее отличие текущей рецессии от предыдущих заключается в том, что она происходит в условиях глобализации — рабочая сила, кредиты, долги свободно пересекают границы. «Иностранное владение государственными долгами делает невозможными никакие суверенные меры финансового регулирования, а значит, и регулирования экономики в целом», — отметил Кристофер Писсаридес. Иными словами, государства уже неспособны проводить антикризисные реформы самостоятельно — международные договоренности и их неукоснительное соблюдение является основным условием выхода из рецессии. И поэтому выход будет затяжным. Писсаридес говорит, что он не склонен ждать второй волны кризиса, но не ждет в ближайшее время и значительных улучшений.