Белорусские власти вновь меняют стратегию на валютном рынке: отменяется дополнительная сессия торгов валютой на бирже, в рамках которой и определялся фактически рыночный курс белорусского рубля. Курс национальной валюты Белоруссии упал за последние две недели до 20%, сейчас он превышает 9 тыс. белорусских рублей за 1 доллар, нет оснований предполагать, что «единый» курс белорусской валюты, к которому стремится Нацбанк Белоруссии, будет меньше 10 тыс. белорусских рублей за 1 доллар. Как и ожидалось, помощь экономике Белоруссии со стороны России оказалась бессмысленной: социальные проблемы правительство страны продолжает решать эмиссией национальной валюты, пишет «Коммерсант».

О прекращении дополнительной сессии на Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) в субботу объявил вице-премьер правительства Белоруссии Сергей Румас в эфире телеканала СТВ. По словам господина Румаса, 20 октября все валютные торги на бирже будут проходить в рамках одной сессии. Вице-премьер обещал, что на единой торговой сессии будет «гибкое курсообразование» в зависимости от спроса и предложения, государство не будет административно вмешиваться в торги, устанавливая курс на каком-то уровне.

Начиная с марта 2011 года Белоруссия пережила валютный кризис, который вызвал девальвацию белорусского рубля с курса около 3 тыс. до 5—6 тыс. белорусских рублей за 1 доллар. Ответом на происходящее стало «нормирование» правительством страны продаж валюты юрлицам в зависимости от целей ее приобретения (фактически ограничение на экспорт капитала), ограничение предоставления ликвидности в долларах местным банкам. Более всего Нацбанк Белоруссии рассчитывал на временное введение множественного курса белорусского рубля: 14 сентября власти запустили дополнительную сессию на БВФБ, в ходе которой котировки местной валюты определялись на основе банковского спроса и предложения. В середине сентября «свободный» курс белорусского рубля составлял 8,6 тыс. белорусских рублей за 1 доллар при официальном курсе 5,2 тыс. Изначально курс доллара начал падать — это объяснялось тем, что из-за стремительного роста цен в магазинах население начало массово выходить из валюты. К началу октября 2011 года 1 доллар уже стоил 7,5 тыс. белорусских рублей. Это дало повод президенту Белоруссии Александру Лукашенко объявить, что в скором времени курс упадет до официального уровня.

При этом власти заявляли о своем намерении установить единый курс белорусского рубля. Но если вице-премьер Сергей Румас утверждал, что правительство рассчитывает устранить множественность курсов белорусского рубля в октябре, то глава Национального банка Надежда Ермакова, выступая перед депутатами белорусского парламента, заявила, что установление нового официального курса рубля возможно в середине ноября. Она утверждала, что в октябре Нацбанку придется проводить валютные интервенции, чтобы не допустить резкого роста курса доллара. Однако интервенции не очень помогли — с начала октября курс доллара на допсессии повысился на 20% (с 7,53 тыс. до 9,21 тыс. белорусский рублей). При этом за пределами страны курс белорусской валюты падал еще стремительнее — по сообщению СМИ, в Латвии 14 октября банк «Норвик» предлагал американскую валюту по кросс-курсу 16,613 тыс. белорусских рублей, СЕБ-Банк — по 19,185 тыс. Однако ожидания властей Белоруссии не сбылись — с начала октября курс опять начал расти, в пятницу он составлял 9,3 тыс. белорусских рублей за 1 доллар. Ускоренный переход к единому курсу, таким образом, будет наверняка означать стабилизацию белорусской валюты на уровне ниже 10 тыс. белорусских рублей за 1 доллар.

Белорусские независимые источники нестабильность на валютном рынке объясняют половинчатостью мер, принятых властями. Глава аналитического агентства «Стратегия» Леонид Заико вчера пояснил «Коммерсанту», что на фоне галопирующего роста цен на потребительском рынке власти начали повышать зарплаты и для этого «включили сеньораж». Появление новой массы белорусских рублей, по мнению господина Заико, привело к паданию курса местной валюты. С ним согласился и бывший глава Белорусского национального банка Станислав Богданкевич, который в беседе с «Коммерсантом» выразил уверенность в том, что без структурной реформы экономики — и, в частности, приватизации — властям вряд ли удастся сохранить стабильность.