Россия пока не собирается кредитовать Испанию и другие страны еврозоны, а также не будет вводить глобальный налог на финансовые операции. Москва, как и другие крупные партнеры ЕС, ждет четкого плана решения долговых проблем. Европейцы обещают представить его уже на этой неделе, пишут «Московские новости».

В субботу в Париже прошел саммит министров финансов и глав центробанков «большой двадцатки». Россию на этой встрече впервые представлял и. о. министра финансов Антон Силуанов. Встреча предшествует саммиту глав G20, который пройдет 3—4 ноября в Каннах, — ожидается, что к этому моменту лидеры «двадцатки» должны решить, как бороться с долговым кризисом в Европе.

В Еврокомиссии считают, что стабильности на финансовых рынках поможет введение налога на трансакции: 0,1% от объема сделки с акциями и облигациями, 0,01% — с производными инструментами. В конце сентября Брюссель официально предложил эту меру. Предполагается, что налог станет сдерживающим фактором для спекулянтов, а кроме того, пополнит общеевропейский бюджет. Но главная проблема — о налоге должны договориться все. Если создать барьеры лишь на отдельных рынках, капитал уйдет туда, где правила менее жесткие.

Российские чиновники и ранее высказывались против введения налога, а в Париже эта позиция была подтверждена. По словам Силуанова, такую же позицию на встрече заняли Канада и Великобритания. В британском казначействе ранее заявляли, что готовы ввести налог, если он будет глобальным. Силуанов считает, что хотя вопрос о налоге и будет обсуждаться в Каннах, он вряд ли войдет в официальную повестку дня саммита. Российская сторона при этом поддержала другие меры, которые Европа может принять, не затрагивая интересы партнеров, — прежде всего увеличение капитала европейских банков. Ужесточение банковского надзора обсуждается и на глобальном уровне, особенно в отношении крупнейших международных финансовых корпораций. Здесь российская позиция менее значима — ни один российский банк в число системообразующих для мирового рынка не войдет.

Отрицательное отношение Москвы к налогу на финансовые операции обусловлено надеждами на развитие финансового центра в Москве, полагает Ярослав Лисоволик, главный экономист российского Deutsche Bank. Рост налоговой нагрузки на финансовый сектор не лучший способ привлечь зарубежных игроков.

В Париже Силуанов отверг и возможность финансового участия России в облегчении долгового бремени еврозоны, например, с помощью вложения части резервов в испанские облигации. Неделю назад такая возможность обсуждалась на встрече Силуанова с главой испанского минфина Еленой Сальгадо. Россия и так помогает Европе тем, что вкладывает средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в бумаги других стран ЕС, относящихся к высшей категории надежности, объяснил Силуанов. Лисоволик указывает на неопределенность по поводу плана выхода из кризиса, который могут предложить лидеры еврозоны: рынки могут упасть после объявления этого плана, если инвесторы посчитают, что предложенных мер недостаточно. Этим и можно объяснить осторожность России в обсуждении возможной помощи Испании, считает эксперт.

У европейцев фактически осталась неделя на разработку детального плана спасения экономики — они обещали его представить 23 октября на саммите ЕС. Берлин и Париж, по признанию министра финансов Франции Франсуа Баруэна, уже в достаточной мере согласовали план по снижению греческого долга и по защите европейских банков. Решение европейских властей скорее всего будет касаться двух аспектов: увеличения объема Европейского фонда финансовой стабильности, а также расширения его функций, поясняет Роман Дзугаев из банка «Траст». ЕЦБ уже неоднократно намекал, что ему сложно одному поддерживать рынок долговых ценных бумаг.

Впрочем, замминистра финансов Сергей Сторчак, участвующий в парижском саммите, указал и на более прозаичную причину прохладного отношения к испанским бумагам. Все дело в несопоставимости средств, которые Россия могла бы выделить на такую «антикризисную» покупку, и реальных проблем испанской экономики. «Покупка Россией бондов Испании — это слону дробина», — уверен Сторчак.