Главный представитель иностранных инвесторов в России Джеймс Терли открыто приветствовал намерение Владимира Путина вернуться в президентское кресло. Однако на фоне протокольной любезности влиятельного американца практически незамеченными остались другие его слова, в которых ясно прозвучали упреки правительству, руководимому Путиным, пишет «Коммерсант-Деньги».

В начале прошлой недели в 25-й раз прошло заседание Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ) при правительстве России. У КСИИ, в который входят представители 42 крупных западных корпораций и банков, два сопредседателя: зарубежных бизнесменов представляет глава совета директоров, главный исполнительный директор Ernst & Young Global Джеймс Терли, с российской стороны совет возглавляет премьер Владимир Путин. Он и открыл заседание КСИИ, в очередной раз рассказав инвесторам о том, как много делает правительство для того, чтобы в Россию было выгодно вкладывать деньги, и заверив их, что страна «полностью готова к самым разным сценариям развития мировой экономики». Самым примечательным в речи Путина было объяснение причин, по которым в ближайшие три года российские власти решили направить дополнительные 20 млрд долларов на решение социальных проблем. Делается это затем, сказал премьер, чтобы в России не возникли массовые протесты, как «в некоторых странах с развитой экономикой».

Следующим после Путина выступил Джеймс Терли, и больше всего наблюдателям почему-то запомнилось окончание, а не основное содержание его речи. «От себя скажу, что мы поддерживаем вашу кандидатуру на пост президента, но нам будет не хватать вашего руководства здесь в качестве премьер-министра в нашем совете», — заключил обращением к Путину свое выступление глава Ernst & Young.

Политические реверансы Джеймса Терли газета «Ведомости» восприняла как «присягу на верность», а один (конечно, пожелавший сохранить анонимность) член КСИИ даже расценил слова Терли как «позор». Впрочем, большинство опрошенных «Деньгами» топ-менеджеров работающих в РФ иностранных компаний ничуть не удивились словам главы Ernst & Young и не усмотрели в них особенной сервильности. Так, вице-президент российского подразделения Siemens Сергей Крылов счел, что Терли выразил поддержку экономического курса властей, не более того. И в самом деле, для бизнесменов, связавшихся с долгосрочными инвестициями в Россию, подобные речи в порядке вещей. Тот же Джеймс Терли еще пять лет назад, комментируя дело ЮКОСа, заявил, что это «изолированный случай», не слишком волнующий инвесторов, и в целом «Россия преуспевает» в обеспечении «стабильности юридической системы». А в 2007 году, когда американский журнал The Time объявил Владимира Путина «человеком года», глава Нидерландско-Российского центра содействия торговле Бернард Зоннефелд сообщил в печати, что «это, безусловно, положительное событие», потому что «Путин олицетворяет стабильность».

«Стабильность», разумеется, ключевое слово в восприятии экономполитики Путина западными бизнесменами. Тем интереснее, что же их в путинском курсе не устраивает. Сенсаций в речи обычно лояльного Джеймса Терли не было, но недовольство он выразил вполне внятно. Глава Ernst & Young с видимой досадой предупредил, что новые ставки страховых взносов «в размере 10% с зарплат, которые превышают 15 тыс. долларов в год, будут иметь негативное влияние на инвестиционный климат в России». «Мы эту проблему понимаем, знаем, и меня лично тоже беспокоит то, что господина Терли беспокоит», — откликнулся Владимир Путин, но ничего определенного не пообещал.

«В два раза больше времени требуется для того, чтобы построить объект в России, чем в Европе или Китае», — напомнил глава Ernst & Young о болезненном для инвесторов вопросе. В России, как уже писало издание «Коммерсант-Деньги», чтобы получить разрешение на строительство, уходит в среднем 704 дня, то есть два года. Премьеру Путину проблема отлично известна: еще в ноябре 2008 года он требовал от чиновников сократить сроки ожидания разрешений на строительство, а в июле прошлого года грозил тем, кто затягивает выдачу разрешений и «гоняет бизнес по кругу», ответственностью «вплоть до дисквалификации». Теперь же, отвечая Джеймсу Терли, Путин сослался на то, что в России в сравнении с Европой «снеговая нагрузка разная» и это обуславливает сроки строительства. Видимо, в Финляндии, Швеции или Норвегии снег не такой тяжелый, и потому строить получается вдвое быстрее.