Банк России сам затянул процесс обращения взыскания на акции судостроительных компаний экс-сенатора Сергея Пугачева, заложенные по кредитам, выданным его же Международному Промышленному Банку, — нормы договора залога позволили залогодателю тормозить передачу активов кредитору. Такое мнение высказал в интервью газете «РБК daily» глава государственной Объединенной судостроительной корпорации Роман Троценко, комментируя состоявшуюся наконец передачу Центробанком Балтийского завода и «Северной верфи» в оперативное управление ОСК.

Он напомнил, что кредит, предоставленный Межпромбанку, изначально был беззалоговым, а затем ЦБ перевел его в разряд обеспеченных. При этом, с точки зрения ОСК, регулятор не должен был давать разрешение на вторичный залог акций этих верфей. Троценко указал на нормы договора залога, которые позволили затянуть процесс обращения взыскания на акции судостроительных компаний, которого ЦБ добивался через суд. «К примеру, выбор оценщика обязательно нужно было с ним согласовывать, — отметил Троценко. — И этой нормой группа акционеров верфей активно пользовалась: в течение всего года суд так и не приступил к рассмотрению дела по существу, потому что каждый раз со стороны ответчиков поступали ходатайства об отложении дела, о переносе его в другую инстанцию… Компании, подконтрольные семье Сергея Пугачева, сильно сопротивлялись. Находили все имеющиеся юридические возможности для злоупотребления законодательством, затягивания судебного процесса, создавали проблемы ЦБ по вступлению в права собственности». Таким образом, по мнению президента ОСК, решалась задача «выведения максимального количества ценностей с заложенных предприятий».

По словам Троценко, ситуация на предприятиях накануне их передачи в доверительное управление ЦБ и затем в оперативное управление ОСК была критическая: «Как только начались проблемы с выплатой зарплаты рабочим Балтзавода, действовать пришлось очень быстро. Трудовой коллектив завода остался без зарплаты, поскольку 1,5 миллиарда рублей, выплаченные «Росэнергоатомом» по договору строительства плавучей атомной теплоэнергостанции, были выведены, а фактически украдены через Межпромбанк… Фактически завод оказался в предзабастовочном состоянии». «Суд учел эти обстоятельства, вынося решение об обеспечительной мере в виде передачи акций завода ЦБ», — заключил глава ОСК.

Говоря о планах корпорации в отношении этих активов, Троценко отметил, что сейчас важно «выровнять загрузку между «Северной верфью» и Балтийским заводом». «Что, по сути, было сделано Объединенной промышленной корпорацией, подконтрольной семье Сергея Пугачева, — пояснил он. — «Северную верфь» она (ОПК) сделала центром прибыли, а Балтзавод — центром убытков. В итоге команда Пугачева одно предприятие накачивала заказами, а второе вела по сути к банкротству». При этом, по словам Троценко, еще на этапе контракта с «Росэнергоатомом» на строительство ПАТЭС, который «заключался без детального просчета цены и формировался как убыточный», «проглядывался элемент финансовой пирамиды»: задача структур Пугачева была в получении предоплаты и выведении ее через Межпромбанк.

Троценко также сообщил, что ОСК не планирует менять гендиректора «Северной верфи» Андрея Фомичева — «профессионального судостроителя», который «может организовать процесс производства». В то же время будет полностью заменен финансово-юридический блок предприятия, «который фактически работал в интересах команды Пугачева».