Эксперты Высшей школы экономики считают, что макропрогноз от Минэкономразвития чересчур оптимистичен и построен без учета кризисных тенденций, а данные Росстата переоценены в угоду предстоящим выборам, пишет «РБК daily».

«Даже при достаточно оптимистичных внешних предпосылках (стабилизация цен на нефть на текущем уровне) мы не видим источников для достойного роста российской экономики — тех самых 4% и более, на которых настаивает среднесрочный прогноз Мин­экономразвития», — утверждают экономисты Центра развития ВШЭ. В своем макропрогнозе за третий квартал 2011 года эксперты заявляют, что прогноз МЭР и статистика Росстата завышают темпы роста экономики в угоду предстоящим выборам.

Причинами столь жесткой критики прогноза МЭР стали данные роста внутреннего спроса, на которых основывается министерство. По мнению экспертов ВШЭ, вероятность того, что в условиях обострения конкуренции на рынке внутренний спрос на отечественную продукцию после длительного снижения начнет резко расти, крайне мала. К тому же министерство рассчитывает на рост частных инвестиций несырьевых секторов на уровне 7,2—7,8%, несмотря на то что в предыдущие годы инвестиции стабильно сокращались, указывают экономисты. Вдобавок ко всему они подвергают сомнению инфляционный прогноз (инфляция заявлена на уровне 4—5% на 2012—2014 годы) — темпы роста индексации естественных монополий снижены только для 2012 года, а в последующие годы индексация установлена на прежнем уровне, отмечают они.

Статистика Росстата также не прошла проверку на прочность от ВШЭ: их насторожила разница в оценке динамики роста импорта в физическом выражении по Росстату — 23,4% против 38% по оценке Банка России. «Либо Росстат переоценивает сам рост ВВП, либо «маскирует» его качество: ведь произвести и продать товар экономически совсем другое, чем отправить его в запасы», — поясняет один из авторов исследования, директор по макроэкономическим исследованиям Центра развития ВШЭ Сергей Алексашенко.

Согласно стресс-тестированию (что будет с экономикой через три года, если стагнация в развитых странах продолжится и цены на нефть установятся на уровне 60 долларов за баррель) прямые иностранные инвестиции упадут до уровня 1—2% ВВП, а чистый отток капитала составит 3—5% ВВП. «Темпы роста упадут в первую очередь из-за плохого инвестиционного климата, соответственно, необходимо разработать комплекс мер именно по привлечению инвестиций», — говорит Алексашенко.

«Все прогнозы МЭР зависят от темпов роста ведущих индустриальных стран, а также от нефтяных цен», — говорит замдиректора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин. Сейчас ведомство Эльвиры Набиуллиной выбрало умеренно-оптимистический вариант, который дает среднегодовой рост ВВП 4,1% при условии активного развития инвестиционного климата и развития конкурентоспособности. «Прогноз МЭР построен без учета кризисных тенденций», — согласен Сорокин с коллегами из ВШЭ.

«С учетом эффекта базы в третьем квартале можно было ожидать роста ВВП на уровне 6—7%, однако мы наблюдаем всего лишь 4,5—5,2%. Это значит, что негативные тенденции были учтены в подготовке статистики и прогноза. Продолжение роста потребления на фоне замедления импорта может быть связано с тем, что компании распродают запасы», — встает на сторону МЭР главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова.