Европа нуждается в добротном руководстве для обеспечения гарантий того, что действия отдельных стран будут ориентироваться на достижение общих целей. Такое мнение высказал глава Европейского центрального банка Жан-Клод Трише в немецкой Handelsblatt, материал из которой публикует в четверг российская «РБК daily». «Наши прежние соглашения этому стандарту пока еще не соответствуют», — констатирует глава ЕЦБ. «Выбрать правильный путь для интеграции в Европе — вот вызов для нас. Лишь тогда мы сможем реализовать гигантский потенциал нашего континента», — считает он.

Добротное руководство означает, что свои обязательства выполняют как страны-члены, так и институты ЕС, поясняет свою позицию Трише: «Если в обществе за соблюдением правил следят полиция и суды, то в зоне евро наша система контроля и санкций исходит из того, что страны, нарушающие правила, должны ей подчиняться».

«Я считаю, что для придания нашей экономической политике большей эффективности мы, помогая потерявшим доступ к финансовым рынкам странам, должны одновременно ставить перед ними и жесткие условия», — отмечает Трише в своем комментарии, уточняя, что «те страны, которые регулярно не справляются с намеченными целями, должны иметь в виду, что по отношению к ним могут быть применены и более серьезные меры». На следующем этапе структуры Евросоюза должны получить полномочия для того, чтобы гораздо сильнее влиять на экономическую политику соответствующих стран и вмешиваться в нее, рассчитывает президент европейского финрегулятора.

«Тем самым мы избежим ситуации, когда все решения остаются прерогативой отдельных стран — членов сообщества, — заключает он. — Тогда европейские институты не просто могли бы, а должны были бы вмешиваться напрямую».

«Естественно, претворение всего этого в жизнь означало бы необходимость изменения европейских договоров, потребовало бы нового понимания суверенитета», — признает Трише. Но, по его мнению, если уж в Европе есть общий рынок, единая валюта и ЦБ, то создание единого европейского министерства финансов не будет «слишком смелым» шагом. «Вначале это европейское министерство финансов могло бы контролировать экономическую и антимонопольную политику, а если понадобится, то взяться и за осуществление выхода на следующий этап интеграции… Во-вторых, это министерство взяло бы на себя контроль и регулирование европейского финансового сектора. И в-третьих, оно представляло бы зону евро в международных финансовых организациях», — излагает финансист свое видение финрегулирования в Европе.

«Сегодня главы государств требуют внесения изменений в договоры, для того чтобы усилить экономическое правительство на уровне ЕС. В то же время граждане Европы требуют ужесточения контроля за финансовым сектором. Кроме того, я знаю, что наши партнеры по G20 рассматривают Европу как целое, а не смотрят на отдельные государства-члены ЕС, когда речь заходит о решении актуальных проблем. Все более ясным становится то, что не требование создать европейское министерство финансов является слишком смелым — намного более смелым является отказ сделать это», — подытоживает Трише.

«Вполне можно себе представить, что когда-нибудь Европейский совет превратится в сенат, а нынешний Европарламент — в нижнюю палату депутатов, что Еврокомиссия возьмет на себя роль правительства, а Суд Евросоюза станет осуществлять судебную власть в Европе, — словом, все зависит от того, какой долей своего суверенитета поделятся члены содружества», — добавляет он, оговариваясь, что в конечном счете решать вопросы, связанные с будущим Европы, должны ее граждане: «Ведь они те, кому мы служим».