Банки стали активнее судиться с заемщиками, используя в качестве аргумента нарушение дополнительных условий кредитного договора (ковенант). При этом за последние два года судебная практика складывается в пользу банков — доказать в суде неправомерность претензий кредитора из-за несоблюдения дополнительных условий кредитного договора компании-заемщику удалось лишь однажды, пишет «Коммерсант».

В «Специальном обзоре практики применения арбитражными судами ковенант» адвокатского бюро «Линия права» проанализировано 896 судебных актов с 1 января 2010 года по 10 октября 2011 года по спорам из-за кредитных договоров. Из них 29 споров касались использования ковенант в кредитных договорах. В 26 из них было удовлетворено право кредитора на досрочное погашение займа из-за нарушения ковенант, в двух из них была подтверждена правомерность использования ковенант в кредитных договорах, и только в одном заемщику удалось оспорить действительность ковенанты в своем кредитном договоре. До 2010 года, уточняют в «Линии права», судебные иски, в которых фигурировали ковенанты, были единичными, при этом позиции судов были неоднозначны.

Традиционно ковенанты (условия договора, которые обязывают компанию-заемщика, например, досрочно погашать кредит в случае падения ее рейтинга, изменения финансовых показателей и т. д.) присутствуют во всех договорах, где участвуют иностранные кредиторы. В российской практике ковенанты стали использоваться повсеместно уже после кризиса, указывают участники рынка. «Традиционно в России ковенанты включали в кредитный договор лишь «дочки» иностранных банков», — говорит зампред правления Нордеа Банка Михаил Поляков.

При этом судебная практика до недавнего времени складывалась неоднозначно. На Западе «работают» практически любые ковенанты, говорят участники рынка, даже условие об изменении температуры воздуха может быть ковенантой. В российской практике, по его словам, суд всегда оценивает существенность ковенанты и признает, как правило, лишь те, которые касаются финансового положения заемщика, его долговой нагрузки и обеспечения. По словам зампреда правления Абсолют-Банка Евгения Ретюнского, в целом судьи не очень любят, когда заемщик нормально обслуживает долг, а банк требует досрочного погашения из-за нарушения ковенант. Кроме того, зачастую банки не обращались в суды на основании нарушения ковенант, потому что они не были четко сформулированы, указывают участники рынка. «Ковенанты должны быть математически рассчитаны, — говорит президент Транскредитбанка Юрий Новожилов. — До кризиса были нередки случаи, когда банки включали в кредитный договор ковенанты такого содержания, как «существенное ухудшение финансового положения заемщика», а вот как оценить, существенное это ухудшение или нет, в договоре прописано не было. А если ковенанты легко не просчитываются, решение суда может быть как в пользу банка, так и в пользу заемщика».

Изменение судебной практики эксперты объясняют тем, что банкиры убедились в действенности судебного взыскания при условии четкой формулировки ковенант. «В кризис, оценивая эффективность судебных разбирательств своих западных конкурентов, российские банки стали чаще использовать ковенанты в своих договорах, причем формулировать их более четко», — говорит Поляков.