Национальный Резервный Банк (НРБ), подконтрольный бизнесмену Александру Лебедеву, обжаловал в Девятом арбитражном апелляционном суде решение первой инстанции, которая отказала ему в иске о взыскании с Федеральной службы безопасности России 350 млн рублей компенсации морального вреда. Об этом сообщает портал «Право.Ru».

Арбитражный суд города Москвы 23 сентября отказал НРБ в удовлетворении соответствующего иска в полном объеме.

Истец предъявил иск к ФСБ «в лице оперуполномоченного 1 направления 2 отдела управления «К» СЭБ ФСБ России капитана Волотовского», который, по его мнению, в своем рапорте распространил в отношении банка недостоверную информацию, порочащую его деловую репутацию.

В ноябре 2010 года сотрудники ГУВД Москвы провели обыски и изъятие документов в головном и двух дополнительных офисах банка. Следственные действия с участием одетых в черную форму автоматчиков в масках проходили в рамках уголовного дела, связанного с хищением активов на 5 млрд рублей из санируемого НРБ в 2008 году банка «Российский Капитал». Лебедев оценивал ущерб от «маски-шоу» на сумму, превышающую 1,5 млрд.

Санкцию на обыск дал Тверской районный суд. Одним из оснований стал рапорт оперуполномоченного ФСБ капитана Волотовского от 8 октября 2010 года, который утверждал, что под видом санации в 2008 году банка «Российский Капитал» представители НРБ занимались выводом из него активов. «Внешне выполняя функции по финансовому оздоровлению, представители НРБ вопреки законным интересам банка «Российский Капитал» и в целях извлечения выгод для себя нанесли ущерб кредитной организации путем замещения ликвидных активов на заведомо неликвидные, — докладывал своему руководству капитан. — Кроме того, существует опасность, что в случае возникновения у членов указанной преступной группы подозрения о том, что в отношении последних проводятся следственно-оперативные мероприятия, интересующие документы могут быть уничтожены».

Истец в ходе процесса заявил, что сведения, распространенные ФСБ, не основаны на реальной информации, не подтверждены никаким вступившим в силу приговором суда, не подтверждаются каким-либо официальным обвинением в отношении каких-либо настоящих или бывших сотрудников НРБ. Кроме того, в банке отметили, что порочащая деловую репутацию информация была растиражирована СМИ, что привело к негативным последствиям для кредитной организации. В частности, ЦБ по итогам «информационной волны» провел внеплановую проверку в НРБ, а клиенты банка стали активно отказываться от услуг кредитной организации.

В ФСБ же заявили, что «причинно-следственная связь» между рапортом Волотовского и неблагоприятными последствиями для бизнеса, на которые жалуется банкир, не доказана. В своем отзыве на иск банкира юристы ФСБ ссылались на постановление Верховного суда, обобщающее судебную практику по искам о диффамации. В нем говорится, что сведения, содержащиеся в официальных документах, не могут рассматриваться как не соответствующие действительности. Тот же статус имеют и служебные документы, которые составляются в ходе оперативно-разыскных мероприятий, настаивают в ФСБ, в противном случае осуществление оперативно-разыскной деятельности потеряет смысл. Органы безопасности обязаны выявлять преступления и предоставлять информацию в соответствующие органы, и это нельзя квалифицировать как распространение порочащей информации. Распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан, следует считать публикацию таких сведений в СМИ, а оглашение информации, полученной оперативными работниками, и служебных документов в суде не может рассматриваться как нанесение репутационного ущерба. Суд принял сторону ФСБ и отказал НРБ в удовлетворении иска.