Таганский суд рассматривает исковые требования Агентства по страхованию вкладов (АСВ) к клиенту Славянского Банка (лицензия отозвана 3 декабря 2010 года) с требованием вернуть часть страхового возмещения, выплаченного по хранившимся там средствам, пишет в среду газета «Коммерсант».

Как следует из искового заявления АСВ, такое требование агентство заявило, поскольку считает клиента «дробильщиком» — лицом, которое в преддверии отзыва у банка лицензии разбило крупный вклад на более мелкие в расчете получить страховое возмещение по всем хранившимся в банке средствам, а не только по их застрахованной части (700 тыс. рублей). «Хотя дробление вкладов — достаточно распространенное явление, этот конкретный случай уникален тем, что государство требует вернуть уже выплаченные деньги, — говорится в материале. — До сих пор требовать выплаты в суде приходилось клиентам, которым АСВ отказало в возмещении по причине дробления».

Как указано в исковом заявлении, за несколько дней до отзыва у банка лицензии часть средств со своего счета (около 300 тыс. рублей) клиент (Казанцева Т. В., она же и ответчик по иску) перевел на вновь открытый в том же банке счет родственника. В результате остатки по каждому из счетов составили менее 700 тыс. Аналогичные переводы клиент Славянского Банка совершил еще на 16 вновь открытых счетов на общую сумму более 10 млн. По этим сделкам АСВ готовит отдельные иски в суд.

«Обычно дробильщиков мы выявляем до выплат, — пояснил заместитель гендиректора АСВ Андрей Мельников. — Этот случай сразу выявлен не был из-за очень большого объема операций по дроблению в этом банке, проверить которые детально в отведенные краткие сроки было сложно».

Ранее АСВ сообщало, что в «Славянском» и Традо-Банке (входили в так называемую группу банков Матвея Урина) наблюдался рекордно высокий уровень дробления вкладов, который увеличил страховую ответственность агентства почти на треть. «Эту конкретную группу операций по дроблению в Славянском Банке мы обнаружили, когда один из получателей возмещения выразил несогласие с размером выплаченной суммы, проверка показала, что операции по переводу средств со счета на счет были бумажными, и мы обратились в суд», — рассказал господин Мельников.

Мотивировка АСВ — стандартная для таких случаев: на момент совершения операций банк был неплатежеспособным, о признаках чего сообщали СМИ, и не мог обеспечить реального движения средств по счетам клиентов в связи с отсутствием денег на корсчете. Следовательно, указывает АСВ, действия получателей средств по открытию банковских счетов были лишены экономического смысла, а действия клиента, переводившего средства, — направлены на немедленное удовлетворение своих требований в обход установленной законом очередности и за счет необоснованного расходования фонда страхования вкладов. Такие сделки АСВ считает ничтожными, подлежащими возврату в исходную позицию, а выплаченные средства — необоснованным обогащением.

У клиента банка — другая аргументация. По его словам, средства с его счета были переведены на счета близких и родственников в связи с необходимостью прохождения за границей длительного курса лечения, как раз на этот период и приходился срок окончания вклада. Эти действия были спланированы давно и никак не связаны с желанием подстраховаться на случай краха банка, о неплатежеспособности которого, как утверждает клиент, он не знал: никаких сигналов, об этом свидетельствующих, не заметил, официальных и неофициальных заявлений от банка на этот счет не получал и «дробильщиком» себя не считает.

Хотя в АСВ указывают, что сложившаяся в последнее время судебная практика такова, что в пользу АСВ разрешается 95% споров с «дробильщиками», выиграть этот конкретный спор АСВ будет непросто, указывают юристы. «Когда с иском о страховых выплатах обращается клиент банка, доказывать, что он прав, приходится ему. В этой ситуации доказывать, что указанная последовательность операций была совершена с целью неправомерного получения страхового возмещения, придется уже агентству, — рассуждает Сергей Романов из адвокатского бюро «Партнерство правовой помощи». — Самым сложным будет доказать, что клиент знал о неплатежеспособности банка и состоял в сговоре с близкими и родственниками. Возможность знания еще не доказывает факта этого знания». Впрочем, по мнению господина Романова, и клиент, хотя по факту он, скорее всего, действительно «дробильщик», и агентство являются потерпевшими, а само явление дробления — следствие недостаточного надзора за банками со стороны ЦБ.