В московском представительстве ПРООН (Программа развития ООН) эксперты и аналитики ознакомились с «Докладом о человеческом развитии-2011». Индекс человеческого развития (ИЧР) — основной показатель исследования, фактически измеряющий качество жизни человека, для России в 2011 году составил 0,755 пункта и по сравнению с 2010 годом не изменился. Россия продолжает занимать 66-е место в рейтинге из 187 стран и относится к странам с «высоким уровнем человеческого развития», пишет «Коммерсант».

ИЧР — композитный показатель из трех составляющих, оценивающих: здоровье и долголетие, измеряемые ожидаемой продолжительностью жизни при рождении; доступ к образованию, измеряемый уровнем грамотности взрослого населения и совокупным валовым коэффициентом охвата образованием; достойный уровень жизни, измеряемый величиной ВВП на душу населения в долларах по паритету покупательной способности. ИЧР, скорректированный с учетом неравенства в распределении дохода, в РФ теряет сразу 11,3%, а в США, находящихся на четвертом месте в рейтинге с ИЧР 0,910 пункта,— 15,3%.

«Усиление неравенства — цена экономического роста», — убеждена профессор МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. По ее оценкам, «на 20% самого бедного населения РФ приходится все меньше доходов населения своего региона и федерации в целом». Несмотря на бурный экономический рост, в России на протяжении последнего десятилетия росла региональная дифференциация, а дифференциация между мужчинами и женщинами по уровню зарплаты не менялась. Заметному снижению межрегиональной дифференциации в занятости послужил кризис, тогда как неравенство по доходам хотя и не существенно, но позволила сгладить политика перераспределения нефтяных доходов государства.

Эксперты, принимавшие участие в обсуждении, признали политику правительства, нацеленную на сглаживание неравенства между регионами перераспределением сверхдоходов от нефти, «неустойчивой», заключив, что вместе с возобновлением экономического роста неравенство регионов будет расти. При этом сама политика перераспределения не отрицалась, но традиционно указывалось на необходимость увеличения ее адресности. Основная проблема — в воплощении политики, которое не предполагает создания стимулов для проведения институциональных реформ, роста человеческого капитала и мобильности населения в регионах.