Усугубление мирового кризиса может иметь катастрофические последствия для России. Такое мнение высказал в интервью «Маркеру» президент компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин.

По его словам, текущий кризис в Греции, возможный в Италии — «крайне неприятная ситуация» для РФ. «Российская экономика зависит от мировой, — пояснил эксперт. — Причем очень сложно зависит — от конъюнктуры, то есть нам крайне опасны низкие цены на нефть, и для нас опасно, соответственно, падение интереса к нефти в мире, а также снижение активности на финансовых рынках, потому что это практически автоматически ведет к падению спекулятивных рынков, то есть опять-таки к падению нефтяных цен. Это очень тяжелая ситуация. Что с этим делать, непонятно, потому что от нашей страны это никак не зависит». «Если мировой кризис будет усиливаться и цены на нефть все-таки будут падать, то в результате мы получим большую финансовую «дырку», причем сразу по двум направлениям: падение наполняемости бюджета и прекращение перераспределения нефтяных доходов в рамках внутригосударственных экономических сил», — предупредил Хазин.

Как подчеркнул экономист, риск для России заключается в том, что у нее «нет самодостаточного промышленного ядра… даже нет самодостаточного продовольственного обеспечения». «В результате Россия может оказаться жертвой обстоятельств, — опасается эксперт. — Ну, например, США и Европа начнут так же, как в 2008 году, активно стимулировать свою экономику за счет эмиссий… На тот момент… сильной инфляции не было, потому что в финансовой, денежной системе США был очень высокий кредитный мультипликатор — 17, это намного выше нормы. То есть, иными словами, на каждый обычный наличный доллар приходилось 17 долларов кредитных. За прошедшие годы происходило замещение кредитных долларов наличными, в результате чего кредитный мультипликатор упал до 5».

«И теперь с вероятностью 99% (а на самом деле — 100%) массированная эмиссия вызовет высокую инфляцию, — делает вывод Хазин. — А высокая инфляция — это для России катастрофа. Потому что у нас нет замещения для кредитных денег, непонятно, как при высокой инфляции мы будем выкручиваться с нашими закупками продовольствия. Фактически если в США и Европе начнется высокая инфляция, то у нас это будет означать, что при фиксированных нефтяных доходах, если цены на нефть не будут падать, начнут резко расти цены на еду. То есть у нас произойдет существенное падение доходов для некоторых слоев населения, как в 2008 году, и на это будет накладываться риск роста цен на продовольствие». «Я не знаю, как… (с этим) будет бороться наша нынешняя власть», — сказал Хазин.

По его словам, меры для предотвращения таких тяжких последствий кризисов теоретически надо было запускать еще в начале 2000-х, поставив целью уменьшение зависимости российской экономики от импорта: «Это можно было бы реально сделать, например, в 2001—2002 годах, когда росли мировые цены на нефть в связи с началом внедрения программы импортозамещения». «Для России ситуация с усилением роли импорта — это катастрофа. Потому что вся промышленность, в том числе пищевая и товары широкого потребления, — все импортное. Цены растут, а государство ничего не может сделать», — констатировал экономист.

При этом, по его словам, цель актуальна и сейчас: например, целесообразно осуществлять инвестиции в пищевую промышленность. Если же меры по уменьшению зависимости от импорта не будут приняты, «тогда проблемы начнутся уже в следующем году. Выражаться они будут в сильной инфляции. То есть цены на продукты будут расти, а зарплаты при этом, скорее всего, падать».

Комментируя в этой связи завершение переговоров по вступлению России в ВТО, Хазин высказал мнение, что российские потребители «сначала почувствуют, что стало полегче, потому что появится много дешевых импортных товаров. А потом они неожиданно увидят, что цены растут, а российских аналогов уже нет. Даже тех, которые были». «Это перспектива полугода, максимум — года», — прогнозирует эксперт.