Напряженная ситуация с ликвидностью, которая начала складываться на российском финансовом рынке по традиции в августе, не переросла в полноценный кризис. Предпосылок для этого не видят ни в ЦБ, ни в правительстве, да и банки наращивают кредитование темпами, скорее напоминающими 2007 год, чем 2008-й. Однако Банк России недаром сохраняет готовность кредитовать банки в кризисных объемах: анализ ситуации показывает, что от ситуации осени 2008 года российский рынок принципиально удерживают только цены на нефть выше 100 долларов за баррель, пишет «Коммерсант».

Первые тревожные сигналы о состоянии ликвидности в банковской системе начали появляться сразу после понижения агентством S&P долгосрочного кредитного рейтинга США в начале августа. Последовавший после этого обвал мировых рынков, сопряженный с падением цен на нефть и, как следствие, курса рубля, заставил российские власти прибегнуть к словесным интервенциям. Премьер-министр Владимир Путин поспешил заверить, что финансовые власти при необходимости предоставят ликвидность рынкам. Минфин провел традиционный аукцион по размещению на банковских депозитах временно свободных бюджетных средств. Спрос со стороны банков превысил предложение (40 млрд рублей) более чем в два раза, а заявки были поданы от 16 кредитных организаций, в то время как за неделю до этого претендентами на бюджетные средства были всего пять банков.

К середине августа ситуация с ликвидностью несколько стабилизировалась, сумма остатков на корсчетах и депозитов в ЦБ составляла комфортный 1 трлн рублей. Однако в последних числах августа главный показатель ликвидности упал до 718 млрд. Стоимость заимствования на межбанковском рынке для банков первого круга поднялась до 4—4,5%, притом что в начале месяца диапазон был 3—3,8%, а в течение всего 2011 года ставки МБК практически не поднимались выше 4%.

Ухудшение ситуации с ликвидностью было вызвано сочетанием ряда факторов. В первую очередь нестабильность на мировых рынках вызвала отток капитала из России. По скорректированным прогнозам ЦБ, до конца года из России будет выведено 70 млрд долларов (а не 36 млрд, как прогнозировалось ранее).

В августе и начале сентября основным источником пополнения ликвидности были депозиты Минфина. Всего с начала августа министерство провело 18 аукционов, причем лишь на двух из них объем спроса на бюджетные деньги был меньше объема предложения, в остальных случаях банки готовы были брать существенно больше, чем готов был дать Минфин. Однако если изначально эти средства действительно могли помочь банкам, то уже в октябре основной целью привлечения госсредств стало рефинансирование — деньги Минфина короткие, поэтому банки, взяв большие объемы в августе, вынуждены были снова занимать, чтобы вернуть их. «Депозиты Минфина не играют такой значимой роли в стабилизации состояния банковского сектора, так как с октября объемы их размещения только компенсируют объемы погашений по ранее взятым депозитам, и, кроме того, эти средства используются узким кругом российских банков», — говорит экономист Альфа-Банка Наталия Орлова.

ЦБ, предоставляющий банкам короткую ликвидность через сделки репо, поднял в октябре лимит по однодневным сделкам с 450 млрд до 500—600 млрд рублей. К концу октября в отдельные дни банки привлекали через репо с ЦБ 300—400 млрд., что сопоставимо с объемами осени 2008 года.

Проблемы с ликвидностью и нестабильность на внешних рынках отразились и на возможностях привлечения капитала российскими заемщиками. Так, за сентябрь состоялось всего четыре размещения рублевых облигаций, причем три выпуска из них представляли собой ипотечные бумаги. В конце октября ситуация на рублевом долговом рынке несколько стабилизировалась. Ситуация, сложившаяся с ликвидностью этой осенью, заставила многих вспомнить осень 2008 года. Причиной того кризиса в России стало бегство инвесторов из рисковых активов, что, в свою очередь, привело к обвальному падению цен на нефть и четырехкратному падению российских фондовых индексов. «Основным совпадением текущей ситуации с тем, что происходило осенью 2008 года, является отток капитала, ослабление рубля и сжатие кредитных рынков», — указывает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. «Впрочем, бюджет и расходы государства по-прежнему зависят от цен на нефть, что не придает защищенности нашей экономике», — говорит член правления банка «Возрождение» Андрей Шалимов.