Нестабильность сохранится еще не один год; европейский кризис далеко не разрешен; наибольшую выгоду сулит инвесторам средний класс развивающихся стран. Таков консенсус-прогноз инвестиционной конференции World Money Show, пишут «Ведомости».

Выступая на открытии конференции World Money Show (американская компания MoneyShow ежегодно проводит 17 инвестконференций в четырех странах), Меррин Сомерсет-Уэбб, главный редактор журнала MoneyWeek, показала динамику ставки Банка Англии с 1700 года. Никогда, даже во времена войн и депрессий, она не была такой низкой, как сегодня. «В нынешней ситуации нет ничего нормального, и она останется такой еще несколько лет: политические лидеры дезориентированы, и никто в мире не знает, что делать», — подчеркнула Сомерсет-Уэбб.

По «Бизнес-барометру» — опросу менеджеров 1 500 компаний из разных стран и секторов, проведенному The Financial Times и The Economist (почти у половины компаний годовой оборот превышает 500 млн долларов), — 53% респондентов в ближайшие полгода ожидают ухудшения ситуации в мировой экономике, 32,7% полагают, что она не изменится, 14,3% ждут улучшения (в августе ухудшения ждали 33,7%, в мае — 19%).

Экономисты Кеннет Рогофф и Кармен Рейнхарт в книге «На этот раз все будет по-другому» пишут, что на преодоление последствий полномасштабного кризиса уходит в среднем семь лет — это в том случае, если восстановление экономики стимулируется экспортом.

Но выход из нынешнего кризиса займет больше времени, заявил на конференции Мартин Вулф, главный экономический комментатор Financial Times и член британской правительственной комиссии по банковскому регулированию: экспортный потенциал США и Европы невелик, потому что развивающиеся страны более конкурентоспособны во многих областях, а Китай, с 2009 года крупнейший экспортер в мире, продолжает удерживать курс юаня на низком уровне.

Кризис в еврозоне — это мировой кризис в миниатюре, считает Вулф: он перешел из частного долгового сектора в государственный; рынок госдолга стал неликвидным из-за ухода многих участников; нет возможности рефинансировать долг. Если новое правительство Италии не пойдет на радикальные реформы, стране, скорее всего, понадобится финансовая помощь. Ей нужно ежегодно привлекать 300—400 млрд евро, а рефинансировать долги по таким ставкам, как сейчас (выше 6%), невозможно. В Европейском фонде финансовой стабильности осталось около 250 млрд евро, а у решения лидеров ЕС увеличить фонд до 1 трлн евро нет практического обоснования. Единственный выход — чтобы Европейский центробанк начал скупать гособлигации в неограниченных количествах, считает Вулф. В более далекой перспективе это стимулирует инфляцию, поэтому Германия, которая очень ее боится, пока противится такому решению.