Китай готов оказать Европе экономическую помощь, если та согласится на одно из трех условий: предоставить стране больше влияния в МВФ, повысить ее экономический статус в ВТО или снять эмбарго на поставки Пекину европейского оружия, сообщило агентство Reuters со ссылкой на два независимых источника, пишет «РБК daily». В Европе посчитали эти предложения унизительными и опасными.

Еще совсем недавно инвесторы верили, что Китай поможет зоне евро, начав скупку гособлигаций проблемных стран. Представитель комитета по валютно-денежной политике ЦБ Китая Ли Даокуй в начале ноября сообщил, что Пекин готов дать региону 100 млрд долларов, правда, на определенных условиях (речь шла в первую очередь о гарантиях на случай, если Европейский стабфонд окажется неработоспособным). Однако почти тотчас было объявлено, что Китай внесет свой вклад не напрямую в ЕФФС, а через МВФ. А перед самым началом саммита G20 3 ноября председатель КНР Ху Цзиньтао и вовсе заявил, что «Европа в состоянии справиться с ситуацией самостоятельно».

«То, что Китай выдвигает условия, вполне объяснимо. Сейчас участие в европейских схемах очень рискованно. Держателей греческих бондов, например, вынудили списать половину их стоимости. Им нужны дополнительные гарантии — двусторонние или в рамках МВФ», — пояснил «РБК daily» аналитик Capital Economics Ван Циньвэй.

На деле же в экономические переговоры вмешалась большая политика. «Мы хотим помочь, но мы не благотворительная организация, — сказал один из источников Reuters. — Когда США и МВФ предлагают помощь испытывающим трудности странам, они выдвигают определенные условия. И логично, что Китай делает то же самое». Европе китайский оппортунизм пришелся не по душе, и переговоры зашли в тупик.

Условия просты лишь на первый взгляд. Во-первых, Китай хочет расширить свое влияние в МВФ, а также ускорить включение юаня в корзину SDR, куда на данный момент входят четыре валюты (доллар, евро, иена и фунт). Увеличение роли Пекина, однако, автоматически ужмет в правах США и ЕС, которые могут налагать вето на ключевые решения фонда. Включение же китайской валюты в специальную корзину снизит роль доллара.

«Мы должны расширить использование SDR МВФ, реформировать валютную корзину», — намекал европейским партнерам председатель КНР Ху Цзиньтао. Однако в конце прошлой недели директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард заявила, что сейчас не лучшее время для перетряски корзины, хотя и не исключила, что скоро это понадобится (ближайший пересмотр назначен на 2015 год).

Во-вторых, Пекин хочет улучшить свой статус в ВТО. В 2001 году Китай был принят в организацию в качестве нерыночной экономики. Теперь же власти хотят, чтобы ЕС поддержал их «повышение» до рыночной экономики (в результате Европе, например, будет сложнее выдвигать торговые санкции против дешевого китайского импорта).

Наконец, Поднебесная выступает за отмену эмбарго на поставку оружия из Европы, который та ввела еще в 1989 году после подавления армией КНР волнений на площади Тянь­аньмэнь в Пекине. Как пишет Le Nouvel Observateur со ссылкой на переданный в Европейский совет конфиденциальный отчет, Франция и Германия ранее поддержали отмену эмбарго, тогда как Великобритания, Нидерланды и Швеция использовали право вето.

Эксперты не понимают, почему Европа встала в позу. «Непризнание Китая рыночной экономикой будет крайне странным. Вы признаете Китай полноправным коммерческим партнером в одном случае и не признаете в другом. Это непоследовательно. Увеличение статуса КНР в МВФ было бы также справедливым», — полагает экономический советник Oxford Analityca Ванесса Росси. По ее словам, по этим вопросам есть пространство для маневра. В то же время снятие эмбарго на поставки оружия неприемлемо для европейских правительств, в которых у правозащитных организаций есть сильное лобби.