Бывший первый заместитель председателя Центробанка Геннадий Меликьян считает, что надзор ЦБ РФ в отношении банков, которые связывали с Матвеем Уриным, был проведен правильно, и нет никаких сомнений в его итогах. Об этом он заявил в интервью «Коммерсанту».

«У меня в этом нет никаких сомнений. Да, по-моему, кроме заинтересованных лиц, имеющих непосредственное отношение к этим банкам, сомнений также никто не высказывал. Особенность ситуации в том, что некоторые связали нашу активность в части этих банков с хулиганством Урина на дороге и вроде именно поэтому мы «наехали» на эти банки. Между тем ситуация развивалась несколько иначе, мы обратили внимание на применяемую схему вывода денег из банков гораздо раньше инцидента на дороге, минимум за месяц до этого происшествия. Я помню, как ко мне пришел Владимир Сафронов (руководитель Главной инспекции кредитных организаций, ГИКО) и говорит: «Один из банков, который мы проверяем, показывает на балансе большой объем ценных бумаг, вроде и выписка из депозитария есть, однако глядя на операции банка, в их реальности проверяющие сомневаются. Мы написали запрос в ФСФР, но ответ пока не получили. Что будем делать?» Я прямо при нем связался с Владимиром Миловидовым (на тот момент возглавлял ФСФР), рассказал ему ситуацию и попросил содействия в выяснении наличия соответствующих ценных бумаг в депозитарии. В ФСФР сработали оперативно и уже через несколько дней мы знали, что сомнения проверяющих банк инспекторов были не безосновательны. После этого и началась раскрутка. Были определены банки, будто бы хранящие принадлежащие им бумаги в этом депозитарии, потом выявились еще несколько депозитариев, занимающихся аналогичными делами, потом банки, связанные с этими депозитариями, и т. д. Вот так все и закрутилось», — сказал он.

По его словам, Центробанк знал, что есть ряд банков, который использует примерно одну и ту же схему по выводу средств из банков». «Мы знали, что при использовании этой схемы часто происходит смена собственников и новые собственники частично расплачиваются со своими предшественниками активами или деньгами, полученными за активы, выведенные из банка. Мы знали, что некоторые люди, участвовавшие в этих операциях, ранее пересекались с Уриным и между собой. В ЦБ все-таки специальные люди сидят, надзором занимаются… Это и есть та самая содержательная компонента. Но мы, кстати, не можем сказать, что все банки, в которых использовалась эта схема, имеют отношение к Урину. Поэтому когда говорят о группе банков Урина — это весьма условно», — отметил Меликьян.

Говоря о том, почему не удалось предотвратить распространение схемы, которую использовал Матвей Урин, Меликьян заявил: «Эта схема все-таки отличалась от того, с чем мы сталкивались раньше. Общее у них то, что всегда на балансе организации показываются ценные бумаги, имеется соответствующая выписка из депозитария, а вот сами ценные бумаги отсутствуют. На моей памяти первый раз с такого рода схемой мы столкнулись давно, в 2004 году — я тогда еще работал в ГИКО. В ходе одной из проверок мы увидели, что инвесткомпания, связанная с банком, выводит в больших объемах деньги за рубеж. Стали исследовать: оказалось, компания продает акции российских структур большому числу неких покупателей, получает выручку, конвертирует в валюту и уводит за рубеж — все законно. Удивительно было то, что объемы операций были огромные, а на рынке эту компанию никто не знал. В итоге с помощью ФКЦБ мы выяснили, что никаких бумаг у компании не было, а депозитарий давал фиктивную выписку. Конечно, не было и реальной продажи ценных бумаг — просто собирали средства, конвертировали и выводили за рубеж».

«Но даже, если бы используемая сейчас схема была бы абсолютно идентична уже нам знакомой, все равно полностью предотвратить такого рода махинации очень сложно. Это большая и трудоемкая работа, предполагающая тесное взаимодействие между ЦБ, МВД и ФСФР, введение ответственности за фальсификацию отчетности. Кстати, насколько я знаю, так и не выяснено, кто реально сделал выписку, выдали ли ее в депозитарии или подделали непосредственно в банке. Кто конкретно занимался такими делами. Я не кровожадный, но если эти люди не будут наказаны, значит, это можно делать, и не исключено, что такого рода операции будут повторяться. На мой взгляд, выяснение обстоятельств этого дела относится к оперативно-разыскным функциям, которыми ЦБ не наделен. И правильно, у нас достаточно структур, которые обладают соответствующими полномочиями», — отметил он.