Россия должна снижать финансирование системно значимых финансовых институтов за счет налогоплательщиков, считает заместитель председателя ЦБ РФ Сергей Швецов.

«Мы должны начать говорить о том, чтобы снижать помощь финансово значимым институтам за счет налогоплательщиков. Мы должны создавать, как коллеги по G20, механизмы, где в значительной степени помощь системно значимым институтам должны оказывать пользователи этих институтов. Это и конвертация долгов в акции, и страдания акционеров. Я считаю, что акционеры должны страдать, если их акционерное общество испытывает трудности… И вообще уважительное отношение к деньгам налогоплательщиков должно постепенно увеличиваться, а аккуратность, с которой государство тратит деньги, должна повышаться», — подчеркнул Швецов.

В то же время выступивший на форуме замминистра финансов Алексей Саватюгин сообщил, что в бюджете на 2012 год заложены 200 млрд рублей, которые правительство может использовать для поддержки экономики и финансового сектора в случае кризисной ситуации. В том числе, по его словам, речь может идти и о докапитализации банков через выпуск ОФЗ.

«При падении цены на нефть до 60—70 долларов за баррель нам потребуются специальные меры по дополнительной капитализации системообразующих предприятий как из бюджета, так и со стороны ЦБ», — отметил Саватюгин.

По его словам, все антикризисные механизмы уже были отработаны два года назад. «Сейчас вряд ли мы придумаем что-то еще, этих инструментов вполне должно хватить», — уверен замминистра.

Позже Швецов пояснил журналистам, что, по его мнению, в России должны быть созданы механизмы, в соответствии с которыми нагрузка по спасению системно значимых банков должна распределяться между инвесторами и государством.

«Как General Motors в США банкротили: там кредиторы принудительно были превращены в акционеров, то есть частично бремя восстановления капитала государство разделило с кредиторами этой компании. А в нашей системе сегодня Банк Москвы спасают только деньгами государства. Это неправильно. Частично это бремя должно разделяться и акционерами, и кредиторами», — полагает Швецов.

Отвечая на вопрос о перспективах повышения требований к системно значимым банкам по капиталу и ликвидности, он сказал, что «Базель III» это предполагает. «Мы будем подчиняться общим требованиям», — подчеркнул Швецов.

Он также отметил, что, по его мнению, в настоящее время речь идет не о новом кризисе, а о последствиях кризиса 2008 года. «Кризис 2008 года показал, что не доверие было разрушено, а нечто большее: исчерпал себя механизм, основанный на потреблении одних стран за счет инвестиций других стран. И перекладывание частных обязательств на государственные плечи породило вторую волну кризиса с названием «кризис госдолга», — пояснил зампред ЦБ.

Говоря о последствиях внешних шоков для России, Швецов отметил, что они ведут к сжатию внешнего кредита для российских компаний и банков.

По его мнению, это, с одной стороны, будет иметь положительные последствия: более сбалансированную ситуацию по внешнему долгу, снижение валютных рисков, ориентацию банков на внутренние сбережения. С другой стороны, крупные клиенты, лишившись внешнего финансирования, будут приходить в российские банки и вытеснять более мелких клиентов. В результате доступность кредитов для малого и среднего бизнеса будет снижаться за счет роста процентных ставок. «В этих условиях задача ЦБ — поддержать ликвидность, чтобы не ограничивать темпы роста кредитного портфеля», — отметил Швецов.

Он не прогнозирует на ближайшее будущее рецессию в российской экономике, однако страну, по его мнению, ждет замедление темпов экономического роста на длительную перспективу.

«Я на ближайшее будущее не вижу каких-либо ухудшений для российской экономики со стороны внешнего шока. Но кризис будет длинным, и рассчитывать на возврат модели роста, которая была в первом десятилетии этого века, не стоит. Рост будет более скромным, инфляция будет меньше. А российской экономике придется адаптироваться к низкой инфляции. Это тоже некоторый вызов. Зарабатывать будет сложнее», — сказал Швецов.