Нынешний острейший кризис, связанный с обслуживанием государственного долга Италии, способен дестабилизировать весь мир, начиная с Франции, считает один из столпов крупного итальянского бизнеса Карло Де Бенедетти, который в течение 20 лет возглавлял концерн Olivetti. В интервью, которое в четверг опубликовала миланская газета Corriere della Sera, он подчеркнул драматичность событий, происходящих в настоящий момент в Италии и в Европе в целом.

«Прошлую неделю я провел между Вашингтоном и Нью-Йорком и обнаружил, что Италия сейчас важна, как никогда прежде. Ее долговой кризис может дестабилизировать весь мир, начиная с Франции. Не случайно (Барак) Обама выступил в поддержку технократического решения для Греции и Италии. Один из крупнейших банкиров признался мне, что не может вечером заснуть из-за плохих мыслей, и прежде всего по поводу Европы. В этот момент я отдал себе отчет в том, что мы падаем в пропасть. Политические часы не совпадают с часами рынков, и поэтому потребовалось большое ускорение», — заявил промышленник.

Таким политическим ускорением, по мнению Де Бенедетти, стало формирование нового технократического правительства Италии во главе с известным экономистом Марио Монти. «Мне представляется, что это команда высоких профессионалов. Сейчас важно, чтобы им дали работать, поскольку их ожидает решение поистине драматической задачи», — сказал он.

«Шоу закончилось. Берлускони был и остается слишком затянувшимся телевизионным сериалом. Все завершилось трагедией для страны, морально разрушенной, экономически обессиленной и находящейся на грани банкротства в финансовом отношении», — сказал он. По мнению Де Бенедетти, еще предстоит осмыслить, почему Италия доверилась политику, которого «в мире считали шутом», и долгое время «терпела эту фигуру в стиле ретро, воплощавшую старую коррупцию и сексизм».

Бизнесмен подчеркнул, что в сложившихся после длительного правления Берлускони условиях Италия сможет преодолеть острый кризис лишь в среднесрочной и долгосрочной перспективе, однако в ближайшее время страну ожидает глубокая рецессия.

«Монти может лишь начать работу, которая будет продолжаться весьма долго. Потребуются пять, а может быть, и десять лет, чтобы исправить ошибки последних двадцати лет», — резюмировал Де Бенедетти.