Частные инвесторы Олимпиады обнаружили, что никогда не смогут окупить построенные ими объекты. Теперь они просят у государства как минимум субсидировать процентную ставку по кредитам ВЭБа, а лучше выкупить долю в компаниях или сами спортивные сооружения. Об этом рассказали «Ведомостям» федеральный чиновник и топ-менеджеры двух компаний, строящих олимпийские объекты в Сочи. Всего таких инвесторов пять, три из которых — частные: компании Олега Дерипаски, Владимира Потанина и Ахмеда Билалова. По данным ВЭБа на сентябрь, на подготовку к Играм предоставлено 87,7 млрд рублей при общей стоимости проектов более 145 млрд.

По словам топ-менеджера одной из компаний-инвесторов, возможны три пути решения проблемы: субсидирование ставки по кредиту государством (по словам двух собеседников «Ведомостей», сейчас около 9%), выкуп объектов после 2014-го или прямое участие в строительстве через выкуп допэмиссии компаний. Первые два — наиболее предпочтительные, подтверждает топ-менеджер другой компании, участвующей в олимпийском строительстве. Правда, субсидирование ставки решает проблему лишь до 2014 года, замечает первый, затем прекращает действовать особый законодательный режим — и компаниям придется платить за объекты и их содержание по рыночным ценам.

Олимпийские объекты «убыточны в принципе», объясняет один из собеседников «Ведомостей». Расчеты стоимости подготовки к Играм «делались на коленке», в итоге смета расходов выросла более чем в три раза. Если раньше можно было надеяться хотя бы на минимальную отдачу от инвестиций, то теперь понятно, что все обернется гигантскими убытками, резюмирует собеседник.

Вернуть инвестиции не получится во многом по вине «Олимпстроя», объясняет другой собеседник издания: госкорпорация не смогла вовремя обеспечить инвесторов инфраструктурой, в итоге компании строили ее за свои деньги. Это и привело к значительному удорожанию проектов и срыву графиков строительства.

Федеральный чиновник считает, что удорожание произошло не из-за «Олимпстроя», а из-за дополнительных требований Организационного и Международного олимпийского комитетов. Приходится увеличивать объемы заимствований, а при новом соотношении кредитных средств проекты становятся убыточными. Правда, сейчас идет обсуждение только трех проектов, замечает он: это «Роза Хутор» и два объекта Олега Дерипаски — порт и Олимпийская деревня. По данным ВЭБа, на эти проекты приходится почти половина всех кредитов.

Тревогу по поводу убыточности олимпийских инвестиций первым забил сам ВЭБ. Он должен финансировать проекты, исходя из принципа безубыточности. В итоге в сентябре правительство согласилось предоставить ВЭБу госгарантии на сумму около 123 млрд рублей под поручительства «Олимпстроя».

Решение проблемы может быть только через улучшение финансовой модели проектов, считает федеральный чиновник: где-то через субсидирование ставок, а где-то и путем вхождения в проект. Но другой чиновник уверен: вхождение государства или ВЭБа в проекты — самый худший вариант. Лучше продлить кредит или снизить стоимость аренды земли, считает он.

Обращения об изменении параметров финансирования в ВЭБ поступают, говорит представитель госкорпорации, отказываясь комментировать конкретные проекты. Банк не может выкупать объекты, это не относится к его профильной деятельности, замечает он: участие в капитале проектных компаний «теоретически возможно», но поскольку такая форма финансирования дороже кредитования, по олимпийским проектам она не применяется. Обращений от инвесторов войти в капитал не поступало, добавляет представитель ВЭБа.