«Тройка Диалог» вернула фонду «Социальная защита старости» 151 млн рублей, которые управляющая компания потеряла во время кризиса 2008 года, пишет в среду газета «РБК daily». Чтобы вернуть пенсионные деньги, НПФ пришлось воспользоваться услугами службы судебных приставов.

Как рассказал изданию член совета негосударственного пенсионного фонда «Социальная защита старости» (СЗС) Виталий Плотников, УК «Тройка Диалог» вернула фонду деньги после долгого судебного разбирательства, спустя месяц после того, как Девятый арбитражный апелляционный суд признал законным решение Арбитражного суда Москвы.

«На прошлой неделе служба вынесла постановление о возбуждении исполнительного производства и взыскании долга с «Тройки Диалог». На этой неделе, по нашей информации, УК перечислила требуемую сумму», — сообщил Плотников. В «Тройке Диалог» накануне газете сообщили, что считают решение суда первой инстанции и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда необоснованными, поскольку УК добросовестно управляла активами НПФ и не совершала каких-либо виновных или неправомерных действий.

«Мы будем действовать в рамках российского законодательства и намерены обжаловать решение суда о взыскании 151 млн рублей в пользу НПФ «Социальная защита старости» вплоть до ВАС», — сообщил представитель «Тройки Диалог».

Судебный спор между НПФ «Социальная защита старости» и УК «Тройка Диалог» возник после того, как в 2008 году фонд передал в управление компании свыше 490 млн рублей, но из-за кризиса УК вернула фонду только 342,5 млн, объяснив снижение потерями во время обвала на рынке. По имеющейся информации, договор доверительного управления между «Тройкой» и СЗС был стандартным и не включал пункт, по которому управляющая компания брала на себя гарантии минимальной доходности, что до кризиса было достаточно распространено среди УК. Поэтому управляющие не считают, что должны фонду, мотивируя убытки падением рынка.

Однако, как считают в «Социальной защите старости», УК получила убытки, потому что инвестировала пенсионные деньги в рисковые активы, «которые в кризис просто стали мусором».