Выпуск единых евробондов приведет к тому, что страны еврозоны потеряют часть своей финансовой независимости. Такое мнение высказал в эфире передачи «Диалог с Михаилом Хазиным» директор инвесткомпании «Открытие Капитал» Максим Орловский.

«Главное, что потеряют многие страны — это возможности оставшейся финансовой независимости, многим придется отчитываться перед надъевропейскими органами, не факт, что это будет приятной новостью как для политиков, так и для налогоплательщиков этих стран», — сказал эксперт, добавив, что без отдачи части фискальных и финансовых функций на европейский уровень в случае принятия решения в пользу единых бондов не обойтись.

В свою очередь ведущий программы, российский экономист, публицист, руководитель компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин добавил, что одна из проблем состоит в том, что все это надо будет согласовывать с национальными парламентами, некоторые из которых, например Германии, не поддерживают идею единых евробондов. Кроме того, по его словам, это потребует изменения законодательства, в том числе и конституции ряда стран. Орловский согласился с этим мнением, добавив, что это достаточно долгий процесс.

«Получается, что разговоры о единых еврооблигациях — пока слова и голая демагогия», — заявил Хазин. Орловский подтвердил это, добавив, что пока нет никакого твердого плана по этому вопросу.

По словам эксперта, решение о выпуске единых еврооблигаций может сильно повредить национальным экономикам. «Допустим, часть функций мы делегировали в Европу, получается, что мы также делегировали и свои права, возможности внутри страны. Допустим, от Италии требуют в следующем году срезать свой дефицит до 3%, а стране для того, чтобы запустить экономику, например, нужен дефицит в 6—7% от ВВП», — отметил Орловский.

Отвечая на вопрос о том, как рынки могут принять новые долговые бумаги, он заявил, что, по его мнению, они будут восприняты хуже, чем, например, немецкие облигации, «потому что в составе этих облигаций Греция, Испания, Италия, добавим туда Португалию и Ирландию». «Если немецкие облигации будут иметь доходность 2,5%, вряд ли инвесторы будут покупать европейские облигации с доходностью меньше, чем 4%», — добавил он.

«То есть если такую программу начнут осуществлять, то она потребует совершенно колоссальной работы с рынками, чтобы объяснить потенциальным инвесторам что и как. Нет уверенности, что эта работа завершится успехом», — добавил в свою очередь Хазин.