Количество экономических преступлений в России за два года сократилось практически вдвое, однако резко выросла киберпреступность. Об этом пишет «РБК daily», приводя данные всемирного обзора экономических преступлений, подготовленного PricewaterhouseCoopers совместно с Лондонской школой экономики. В частности, в 2011 году от финансовых махинаций в России пострадали 37% компаний, опрошенных в процессе подготовки документа. Такие показатели выше среднемирового уровня (34%), результатов по Центральной и Восточной Европе (30%), а также по «большой семерке» развитых стран (31%). При этом в 2009 году о том, что их компания пострадала от финансовых мошенников, говорили 71% предпринимателей в России.

Как указывает партнер PwC Джон Уилкинсон, уменьшение почти наполовину числа экономических преступлений обусловлено в первую очередь тем, что после кризисных лет компании стали более бдительны. Кроме того, тенденцию можно объяснить снижением уровня раскрытия таких преступлений либо нежеланием компаний делать публичные заявления о фактах мошенничества.

Первое место в экономических преступлениях, как и прежде, занимает незаконное присвоение активов — наличие этой проблемы отметили 72% респондентов. Серебро досталось взяточничеству и коррупции (40%). Третье место разделили манипулирование данными бухгалтерского учета и киберпреступления (по 23%).

Несмотря на то, что о кибермошенничестве говорят чуть менее четверти опрошенных российских предпринимателей, сам факт перемещения экономических преступлений в IT-плоскость стал одной из самых ярких тенденций не только в России, но и в мире (22,9%). «Эта цифра резко возросла, потому что мошеннические схемы усложняются», — пояснил Уилкинсон. «Российские компании явно недооценивают риски киберпреступности. А многие факты кибервзломов просто не обнаруживаются. Это связано в первую очередь с острым дефицитом настоящих профессионалов по безопасности», — согласен его коллега Андре Росс.

«Интернет-мошенничества по сравнению с аналогичным периодом прошлого года стало больше в два раза. Это связано и с тем, что преступность все активнее уходит в Интернет, а люди стали активнее им пользоваться. К сожалению, не все понимают, что когда они входят в Интернет, попадают под пристальное внимание кибермошенников, и (пользователи) не проявляют должную осмотрительность», — говорит представитель пресс-службы управления «К» МВД России Лариса Жукова. «Киберпреступность — реалии информационного общества. В последнее время это стало более заметно», — добавляет президент «Деловой России» Александр Галушка.

Согласно официальным данным МВД, за десять месяцев 2011 года было выявлено 195,8 тыс. экономических преступлений. Это на 26,6% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Общий ущерб от них составил 118,61 млрд рублей. Андрей Пилипчук, официальный представитель Главного управления экономической безопасности и противодействию коррупции МВД, подтверждает общую тенденцию уменьшения количества экономических преступлений, связывая ее с результатами прошедшей реформы правоохранительной системы. «По нашей линии произошло порядка 30% сокращений. Мы избавились от некомпетентных людей, остались лучшие из лучших», — отмечает он.

Бизнес считает, что свою лепту внес также пакет президентских поправок по гуманизации уголовного законодательства. «Предпринимателей в ходе предварительного следствия стало запрещено сажать в тюрьму. А раньше это был самый мощный рычаг давления на бизнес: если в ходе предварительного следствия человека заключали под стражу, то зачастую дело доходило до тюрьмы», — пояснил Галушка. После изменения законодательства количество предпринимателей, заключаемых под стражу, заметно снизилось, что не могло не отразиться на общей статистике по преступлениям.