«Газпром», один из ключевых акционеров Газпромбанка, оказался не главным его заемщиком. Как пишет газета «Ведомости», список крупнейших небанковских заемщиков ГПБ на конец 2010 года открывают структуры Леонида Михельсона и Геннадия Тимченко ЗАО «Миракл» и Hibridge Ventures Limited: сумма выданных им кредитов составляла 120,9 млрд рублей без учета процентов. Кредит «Мираклу» — 69,4 млрд, Hibridge Ventures — 51,5 млрд, говорится в проспекте Газпромбанка к недавним выпускам еврооблигаций (есть у «Ведомостей»). С учетом одобренных, но еще не выданных займов, а также гарантий и аккредитивов эти компании занимали второе и третье места среди клиентов после группы «Газпром».

Это были займы на покупку активов банка — акций «Новатэка» и «Сибур Холдинга», крупнейшей нефтехимической компании страны, уточняет источник, близкий к ГПБ.

«Миракл» и его материнская компания Dellawood Holdings Ltd. купили 100% «Сибура» в 2010—2011 годах. Сумма сделки не раскрывалась, но, судя по отчетности Газпромбанка, была близка к 150 млрд рублей. В октябре у Михельсона было 57,5% Dellawood, у Тимченко — 37,5%.

Hibridge Ventures на конец прошлого года принадлежала Тимченко и Михельсону в равных долях. У нее был опцион на выкуп у структур Газпромбанка 9,4% «Новатэка» примерно за 80 млрд рублей, покупка была оформлена в апреле этого года.

Для ГПБ две эти сделки стали крупнейшими за последние годы. Были и другие похожие: в прошлом году банк продал 51% газодобывающей компании «Сибнефтегаз» «Новатэку», в котором у Михельсона около 26%, а у Тимченко — более 23%.

Акциями «Новатэка» Газпромбанк владел совсем недолго. Он купил их у «Газпрома» в декабре 2010 года за 57,5 млрд рублей, а на следующий день подписал с Hibridge опцион о перепродаже. А вот от «Сибура» банк не мог избавиться несколько лет. Купив контроль в холдинге в 2005 году (по решению «Газпрома»), он нашел покупателей на него лишь в 2008-м: пять топ-менеджеров «Сибура» предложили за него 5,5 млрд долларов. Тогда ГПБ тоже собирался кредитовать инвесторов, но сделку сорвал кризис.

Кредит покупателям под залог активов куда более логичен для банка, чем владение непрофильным активом, рассуждает аналитик «Уралсиб Кэпитал» Леонид Слипченко. Но сравнить такую практику не с чем, добавляет он: в России еще не развит рынок выкупа активов, доставшихся банкам в кризис. А оценить выгодность этих сделок для Газпромбанка можно только при наличии информации обо всех условиях, добавляет Егор Федоров из ING Bank.

Представители Газпромбанка, Тимченко и Михельсона эти условия не комментируют.