Темпы прироста активов большинства крупнейших негосударственных пенсионных фондов с начала года оказались ниже среднерыночных, сокращается и доля рынка крупнейших НПФ. Так, у «Газфонда», лидирующего по объему активов, доля рынка составляет уже 31%, в то время как еще в 2008 году она была почти 50%, пишет «Коммерсант».

Средний темп прироста активов негосударственных пенсионных фондов (НПФ) с начала года составил 42,95%, следует из расчетов издания, основанных на данных Федеральной службы по финансовым рынкам. Показательно, что из топ-20 крупнейших по объему активов НПФ лишь восемь продемонстрировали темпы прироста средств под управлением выше рынка, причем почти все они начали активную деятельность на рынке обязательного пенсионного страхования (ОПС) в последние два года. Лидером стал НПФ «Росгосстрах», который начал привлекать пенсионные накопления граждан лишь осенью прошлого года. Прокомментировать результаты своей деятельности в НПФ «Росгосстрах» вчера не смогли. Другие НПФ, занимающие лидирующие позиции, объясняют это развитием каналов продаж. «В этом году мы продолжили расширять перечень партнеров, в частности, задействуем сети новых банков», — говорит исполнительный директор «ВТБ Пенсионный фонд» Лариса Горчаковская. Банковские сети являются одним из наиболее эффективных каналов продаж, указывают участники рынка. Благодаря ему лидирующие позиции удалось занять НПФ Сбербанка (прирост активов на 130,85%) и НПФ «Райффайзен» (112,1%). Эти же фонды входят в число лидеров по количеству новых клиентов.

Впрочем, не все объясняют высокие темпы прироста активов работой на открытом рынке. «Мы начали работу в конце 2009 года и сейчас заключаем договоры ОПС с сотрудниками сети «Магнит» и дочерних предприятий», — объясняет высокие показатели прироста активов президент НПФ «Магнит» Евгений Бураков, добавляя, что во многом рост обусловлен эффектом низкой базы.

Большая часть фондов, входящих в топ-20, продемонстрировала темпы прироста активов ниже средних по рынку. Так, прирост активов в НПФ «ЛУКОЙЛ-Гарант» составил 37,86%, в НПФ электроэнергетики — 29,71%, «Благосостояние» — 20,89%, а в «Газфонде» — всего 4,47%. В Ханты-Мансийском НПФ (седьмое место по активам) и вовсе зафиксировано снижение средств под управлением — на 13,4% до 22,48 млрд рублей. Связаться с представителем «Газфонда» вчера не удалось, телефон президента Ханты-Мансийского НПФ Алексея Охлопкова был отключен.

Крупнейшие НПФ продолжают терять и долю рынка — за счет прироста активов у фондов, недавно вышедших на открытый рынок. Ярким примером является «Газфонд» — крупнейший российский НПФ, под управлением которого 349,8 млрд рублей, что соответствует доле рынка в 31,4%, в то время как на начало года она составляла 36,9%, а в 2008-м — почти 50%. «Крупнейшие НПФ, создававшиеся при корпорациях, хоть и объявили несколько лет назад, что они перестают быть кэптивными и выходят на открытый рынок, до конца так и не сделали это»,— говорит руководитель одного из крупных фондов. Он отмечает, что «у таких НПФ изначально была обширная клиентская база, состоящая из сотрудников компаний-учредителей, а в таких условиях стимулы активно привлекать клиентов на открытом рынке гораздо слабее».

По словам господина Буракова, фонды, занимающие сейчас лидирующие позиции по приросту активов, в дальнейшем вряд ли будут демонстрировать столь же высокие темпы. «Невозможно ежегодно удваивать или утраивать клиентскую базу. Со временем происходит насыщение», — отмечает он. Однако другие участники рынка уверены, что потенциал рынка еще далеко не исчерпан. «У каждого фонда своя стратегия развития, видимо, крупнейшие фонды считают правильным сосредоточиться на уже имеющейся клиентской базе, но потенциал роста еще есть», — говорит Горчаковская. Объем пенсионных накоплений в системе составляет на 1 октября почти 1,6 трлн рублей, при этом в НПФ сосредоточено лишь 22% этих средств (340,5 млрд рублей), остальную часть составляют средства «молчунов», находящиеся в ВЭБе. При этом количество клиентов НПФ ежегодно увеличивается. Только в прошлом году свои накопления из ВЭБа в частные фонды перевели 3,9 млн человек.