Председатель правления Росбанка Владимир Голубков в интервью «Ведомостям» рассказал, что нынешняя проблемная ситуация в банковском секторе сильно отличается от той, что была в 2012 году и каких-либо признаков обострения кризиса нет.

«Процесс общения с ЦБ у нас почти непрерывный, поскольку банк очень крупный. В целом наши регуляторы хорошо мониторят ситуацию, она не является острой. В отличие от 2008 года сейчас нет необходимости в каких-то срочных мерах. У России нет такого колоссального объема проблем. Мы не скупали европейские облигации в бешеных количествах, нам не нужны колоссальные вливания, чтобы это компенсировать, поэтому нет критической ситуации с ликвидностью. У наших клиентов — крупных предприятий не такая долговая нагрузка, как в 2008 году. Рост рынка, особенно в корпоративном кредитовании, не будет значительным. Есть тенденция к увеличению стоимости кредитов и увеличению стоимости фондирования, потому что на международных рынках растет стоимость депозитов. Продолжается затяжная фаза кризиса, но признаков обострения не вижу», — сказал он.

По его словам, если в Европе осуществится худший сценарий, можно будет говорить о стагнации. «Финансовая система России зависит от международного рынка, но это не критично. Мы рассматриваем несколько сценариев. Первоначально прогноз был более оптимистичным с точки зрения роста. Мы думали, что рост в корпоративном сегменте будет выражен в двузначных цифрах. Сейчас нам кажется, что это не так. На розничном рынке ситуация более спокойная, не думаю, что доходы людей будут сильно сокращаться. Рост несколько замедлится, но не так, как в корпоративном секторе. Банковские услуги постепенно входят в жизнь россиян. Вспомните шутку: «Если вы видите молодого парня на престижной иномарке, подумайте о том, что на нем может висеть пятилетний кредит. Девушки, будьте осторожны», — отметил банкир.

Говоря о дальнейших планах развития Росбанка, Владимир Голубков заявил: «Основа нашей работы — ориентация на клиента. Мы хотим добиться таких взаимоотношений с ним, чтобы он обращался в банк за всеми своими нуждами — как личными, так и производственными. В этом стратегия универсального банка — полный спектр продуктов для всех категорий клиентов. Что касается структуры доходов, роль комиссионных доходов должна повышаться. Особенно сейчас, в условиях низкомаржинального дохода в корпоративном бизнесе, роль комиссионных доходов очень важна. Опираться на комиссионный доход в российских условиях достаточно сложно, потому что его не привыкли платить. У нас идут бесконечные споры с Роспотребнадзором по поводу того, надо ли платить комиссию за какие-то кредиты или не надо. При этом люди забывают о том, что если они хотят получать качественный сервис, его надо оплачивать. Мы же оплачиваем коммунальные услуги, платим за жилье. Точно так же банк не может ничего предоставлять бесплатно. К сожалению, тенденция, которая уходит корнями еще в начало 1990-х годов, когда сначала все боролись за клиента, чтобы он только принес деньги в банк, купить на них ГКО, заработать на этом — и больше ничего никого не волновало. Поэтому комиссии за платежи, за инкассацию, за доставку упали до нуля. Когда кончились ГКО, грянул кризис, то стали бороться за ликвидность, чтобы набрать денег в кредит, — т. е. то же самое. О комиссионном доходе забывали. Мы хотим, чтобы он составлял хотя бы 25% в обозримом будущем, к 2015 году. А 30% — это то, к чему надо стремиться».

Касаясь тех вопросов, которые необходимо решать в банковской системе в первую очередь, топ-менеджер сказал: «Давно обсуждается переход на единую с международными стандартами отчетность. Это проблема не только банков, а учетной системы в целом. Сегодня существуют две параллельные системы учета, что генерирует колоссальные дополнительные издержки. Все крупные банки выпускают бонды, делают международную отчетность, их затраты удваиваются. В результате мы становимся гораздо менее конкурентоспособными по сравнению с нашими западными коллегами, которые этого не делают. Прозрачность банковской системы сильно отличается, поэтому я считаю, что переход на единую систему отчетности необходим. Знаю, что ЦБ об этом задумывается. Что касается других проблем, безусловно, стоит упомянуть доступность банковских услуг, их развитие не везде находится на одинаковом уровне. Сейчас идут долгие дебаты по поводу терминалов и того, кто должен их контролировать — банки или нет. Как вы можете конкурировать с организацией, которая без должного контроля ставит терминалы и живет за счет того, что собирает там наличность? Конкуренция должна быть прозрачной и одинаковой для всех».