Райффайзенбанк ставит перед собой цель быть лучшим в отрасли с точки зрения технологий. Об этом в интервью газете «Ведомости» заявил председатель правления банка Сергей Монин, занявший этот пост в сентябре после кончины прежнего предправления и своего друга Павла Гурина, который «рекомендовал» его на этот пост, назначив исполняющим обязанности главы правления перед собственным уходом в длительный отпуск.

Монин подчеркнул, что в своей работе во главе банка считает своим долгом оправдать доверие друга, и признал, что «это будет сложно». «Банк сейчас в очень хорошей форме, что для нового руководителя является сложной точкой вхождения в руководство, — всегда проще начинать в случае, когда дела идут хуже некуда. В такой ситуации легче показать положительную динамику, да и быстрее она становится очевидна окружающим, — пояснил он. — Мне сложнее, потому что все и так работает отлаженно. Банк имеет хорошую репутацию и экономически очень силен… Не хочу сказать, что мы лучшие на рынке, но банк очень хороший именно с точки зрения бизнеса. Удержать это уже сложно».

По словам Монина, условия ведения бизнеса в 2012 году неминуемо станут хуже из-за ситуации в Европе, но сценария а-ля 2008—2009 годы в банке не ждут: «Мы ждем существенно более мягкий сценарий… Мы не думаем, что будет апокалипсис, — европейская политика не будет стрелять себе в ногу».

«Единственная консервативная оценка — все же рост бизнеса и расширение баланса у нас естественно ограничены объемом полученной прибыли, поэтому расти будем, но не опережая рынок», — прогнозирует банкир.

Говоря о приоритетах в развитии Райффайзенбанка, Монин уточнил: «В банке главное — люди и технологии, собственно, ими я и буду заниматься. Собирать вокруг себя сильных людей и внимательно следить, чтобы технологически банк был лучшим в отрасли».

Предправления не конкретизировал пути технологического развития банка, отметив лишь, что «технологии меняются очень быстро», в связи с чем «Райффайзен» намерен «стараться построить такую платформу, которая бы позволяла себя легко модернизировать». «Угадать, что именно выстрелит, невозможно, если ты не Стив Джобс, но надо иметь возможность быть гибкими, чтобы ты быстро мог запустить новую технологию», — подчеркнул он.

По словам Монина, банк в технологическом плане будет ориентироваться на «все, что связано с удобством и уменьшением необходимости перемещения клиента». Он уверен в перспективности этого вектора развития: «Самое большое проникновение дистанционных банковских услуг — в скандинавских странах. И версия, почему так сложилось, заключается элементарно в том, что у них там холодно. У нас тоже холодно, и у нас тоже оно будет большое».

Монин также рассказал, что банк планирует значительно усилить работу в секторе M&A и ECM, для чего была организована совместная компания Raiffeisen Investment, в рамках которой российский «Райффайзен» будет участвовать вместе с инвесткрылом группы RBI в сделках по слиянию и поглощению и рынкам акционерного капитала.

«Это будет российская компания, и ее целью будет российский рынок», — уточнил он. «Мы видим возможность синергии между коммерческим банком и такой компанией — они будут работать в связке, а основной массой клиентов этой компании будут клиенты нашего корпоративного блока. Команда также будет десантирована из банка», — поделился планами банкир.

«Слияния и поглощения останутся перспективным рынком, — убежден Монин. — Все те, кто раньше искал капитал через IPO, сейчас будут искать стратегических инвесторов».