Российский рынок внутренне сейчас очень силен, что выражается в хорошо работающих бизнесах и экономически здоровом, незакредитованном населении. Поэтому РФ сейчас меньше всего заслуживает нового кризиса. Об этом, комментируя ситуацию на мировых финансовых рынках, заявил в интервью газете «Ведомости» председатель правления Райффайзенбанка Сергей Монин.

Характеризуя ситуацию на денежном рынке, он отметил, что «есть два противоположных фактора, которые оказывают влияние». «Первый — негативный: российский денежный рынок очень подвержен влиянию потоков ликвидности, которые идут в страну и из страны, — уточнил Монин. — Это «горячие» деньги, которые приходят неожиданно, резко снижая процентные ставки и укрепляя рубль. Когда деньги уходят, то все происходит ровным счетом наоборот: процентные ставки растут, рубль падает. Поэтому цикличность и зависимость от спекулятивного капитала очень велики. Мы не считаем, что эта ситуация будет как-то разрешена или улучшится. В принципе мы допускаем, что ставки могут быть выше, чем они есть сейчас, и это негативно отразится на экономике». «Но сейчас в отличие от 2008 года ЦБ начал проводить более выраженную политику по таргетированию процентных ставок. И монетарное регулирование осуществляется через процентные ставки. В противовес тому, что раньше делали через валютный курс. Одна из причин этого — существенное снижение зависимости российской экономики от иностранных кредитов. Все посткризисные годы компании наращивали финансирование на внутреннем рынке в рублях. Мы видели много сделок по рефинансированию внешних кредитов за счет рублевых займов», — продолжил банкир.

«Уязвимость экономики с этой точки зрения снизилась драматически, но, с другой стороны, повысилась уязвимость от роста ставок», — заключил глава «Райффайзена». По его словам, «если ситуация будет развиваться негативно, то кризисных явлений не избежать. Их должен будет предотвратить ЦБ, проводя политику по удержанию процентных ставок».

По мнению Монина, в отличие от 2008—2009 годов, когда в российской финсфере были «какие-то перегибы и дисбалансы», сейчас нашу страну наказывать кризисом не за что. «В этом сейчас заключается основная драма для российского рынка: внутренне он очень сильный, он таким редко когда бывал на моей памяти. Экономически мы здоровы, очень мало дисбалансов и на уровне микроэкономики. Мы видим хорошо работающие бизнесы и экономически здоровое население, незакредитованное. В этот раз Россия не заслуживает, чтобы опять вступить в кризис, как никогда не заслуживает. Если мы сейчас в него вступим, это будет невероятно жалко. Здесь уж совсем не по своей вине. Если еще в 2008—2009 годах были какие-то перегибы и дисбалансы, которые кризис вылечил, то сейчас наказывать не за что», — уверен банкир.

При этом он в достаточной степени спокоен за позиции возглавляемого им банка и его материнской структуры — австрийского Raiffeisen. По словам Монина, пока внешние рынки закрыты, Райффайзенбанк не планирует «обращаться к ним как к источнику фондирования». «У нас развитая инфраструктура собственного рефинансирования: мы сможем занимать как через внутренние бонды, так и через синдикации — на нас лимиты не заняты, к тому же у нас есть зарегистрированная программа по евробондам, — уточнил он, добавив: — Доля заимствований от материнского банка у нас планомерно падала и сейчас находится на уровне 11% от пассивов, чего не было никогда. Соотношение кредитов и депозитов — на уровне 100%, чего тоже никогда не было».

Головной Raiffeisen Bank International, по его словам, с точки зрения рисков, связанных с потенциалным дефолтом по обязательствам периферийных стран еврозоны, находится «в лучшей форме». Монин признал, что ситуация на европейских рынках коснется RBI, «потому что она коснется всех». В то же время финансист отметил, что «суверенных долгов Греции, Португалии, Ирландии и Испании у него (RBI) на 5 миллионов евро — другими словами, их нет».