Россия может инициировать до 120 разбирательств по поводу барьеров для доступа российских товаров и услуг на рынки других стран в рамках ВТО. Об этом сообщил глава переговорной делегации, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ Максим Медведков газете «Коммерсант».

«Таких потенциально возможных разбирательств больше 120. Это те барьеры, которые мы квалифицируем как не вполне соответствующие правилам ВТО», — сказал он.

По его словам, часть барьеров будет снята автоматически после вступления в ВТО, например квоты ЕС в отношении ввоза российской стали. В то же время часть барьеров в ЕС считают соответствующими нормам организации.

«Так, в течение многих лет мы вели тяжелый разговор с Комиссией ЕС по энергокорректировкам. В рамках антидемпинговых процедур комиссия ЕС отказывалась применять российскую цену энергоносителей, прежде всего газа, при расчете издержек. Для расчетов применяли «суррогатные цены», по которым этот газ покупали европейские производители и на этой основе вводили антидемпинговую пошлину. Мы разбирали эту ситуацию по косточкам, но еще три года назад нам коллеги сказали, что эти пошлины не отменят. Мы же считаем, что наши цены на энергоносители соответствуют нормам ВТО. Может быть, скоро мы встретимся в суде ВТО», — отметил Медведков.

Он сказал, что в отношении заградительных мер Китая в сфере синтетических каучуков завершается анализ на предмет соответствия этих мер обязательствам Китая перед ВТО. По его оценке, для поиска решения может понадобиться полтора-два месяца.

«В прошлом мы на эту проблему не обращали внимания по одной простой причине — у Китая не было обязательств перед Россией. Поэтому формально не было и оснований требовать от Китая изменений этих мер, как, собственно, и у Китая не было оснований требовать изменения наших мер, которые Китай может воспринимать как дискриминационные. Нам просто нужно пройти часть пути на предмет определения соответствия торговых барьеров нормам ВТО, а уже потом принимать решение, что делать дальше. Если Китай вел себя не в соответствии с нормами ВТО, то мы будем говорить с китайскими партнерами, и, возможно, если не найдем общего решения и если наш бизнес будет в этом заинтересован, тогда пойдем в ВТО», — сообщил российский переговорщик.

Говоря о механизме разрешения споров, он отметил, что инициатива по ним должна исходить от бизнеса — бизнес дает сигнал своему правительству о проблемах с доступом на рынок партнера, а правительство проверяет достоверность этого сигнала.

«Если правительство убеждается, что торговый партнер действительно нарушает свои обязательства по ВТО, то оно вступает с ним в консультации. Для таких консультаций отпущен очень ограниченный период времени. Если мы не договариваемся об отмене барьеров, мы имеем право обратиться в арбитраж ВТО. Он уже в составе коллегии независимых экспертов из стран, кроме России и ее оппонента, примет решение о том, кто прав, кто виноват. Возможны и варианты двусторонних сделок, когда во время двусторонних консультаций наш партнер сохранит ограничения, но пойдет на уступки в другом секторе», — добавил Медведков.