Количественное стимулирование может быть использовано для поддержки экономики еврозоны в случае появления рисков дефляции в регионе, заявил в интервью газете The Financial Times представитель исполнительного совета Европейского центрального банка (ЕЦБ) Лоренцо Бини Смаги.

Его комментарии пока являются самым сильным сигналом того, что европейский ЦБ может расширить набор инструментов для предотвращения разрастания долгового кризиса.

Бини Смаги покидает свой пост в совете ЕЦБ в конце этого года, его место займет француз Бенуа Кёре. До сих пор представители ЕЦБ остерегались делать комментарии по вопросу использования количественного стимулирования для поддержки экономики, однако заявление Бини Смаги говорит о том, что возможность применения этого инструмента обсуждалась руководством банка.

«Я не понимаю этого священного трепета, когда заходит разговор о количественном стимулировании, — заявил Бини Смаги. — Такие шаги были сделаны в США и Великобритании, центробанки которых опасались рисков дефляции. В настоящее время ЕЦБ не видит риска дефляции в еврозоне. Однако в случае изменения условий я не вижу причин, почему этот инструмент, приспособленный под специфические характеристики еврозоны, не мог бы использоваться».

Бини Смаги подчеркнул важность решительных действий центробанков. Он не исключает, что ЕЦБ увеличит свои интервенции на рынке гособлигаций, возможно, за счет введения лимита на спреды между доходностями германских бондов и бумаг других стран еврозоны

ЕЦБ обязан действовать для обеспечения того, чтобы финансовые рынки распространяли решения Центробанка по ставке на реальную экономику, отметил Бини Смаги. «Регуляторы не должны прятаться за спину законодательства, чтобы избежать принятия мер», — заявил он.

Бини Смаги также отметил разочарование нежеланием Великобритании присоединиться к усилиям по укреплению еврозоны, подчеркнув, что стабильность евро в интересах Лондона. «Евросоюз, ЕЦБ, конечно внесли бы свой вклад в помощь Великобритании, если бы она ей потребовалась. Я ожидал такого же отношения», — сказал он.