Осенью 2011 года российская банковская система впервые после кризиса столкнулась с масштабным дефицитом ликвидности, а объемы рефинансирования ЦБ в рамках аукционов РЕПО превысили рекордные показатели 2008 года. Такая ситуация первого заместителя председателя ЦБ РФ Алексея Улюкаева не пугает, напротив — вписывается в его понимание «новой нормальности». Об этом он заявил в интервью агентству «Прайм».

«Я использую термин «новая нормальность». Ненормально, когда денежные власти не предоставляют кредит банковской системе, а изымают средства. Мы уходим от ненормальности к нормальности, то есть мы будем предоставлять положительный чистый кредит. Могут быть локальные всплески и падения, но в целом мы будем предоставлять больше ликвидности, чем изымать», — сказал первый зампред ЦБ.

Он все же признал, что всплеск спроса на ликвидность осенью этого года был чрезмерным, отметив, что в следующем году ожидает более умеренного дефицита ликвидности.

«Пик, который был у нас в октябре — ноябре, слишком высок, потому что на это наложилась еще и фискальная позиция, которая была сильно положительной (положительное сальдо фискального счета составляло порядка 3,5% ВВП). Дефицит ликвидности в целом — это правильно. Ликвидность должна быть востребованным товаром. Но количественные рамки величины этого дефицита временные. Мы полагаем, что они будут немножко меньше в следующем году», — сказал Улюкаев.

Банк России, заявивший о завершении перехода к таргетированию инфляции в ближайшие три года, намерен уже в следующем году определиться с операционным ориентиром процентной политики, на роль которого выбрана ставка аукционного недельного РЕПО.

«Мы рассматриваем в качестве политической ставки, ключевой ставки, ставку аукциона РЕПО — однодневного или недельного. Наверное, постепенно будем сдвигаться в сторону недельного РЕПО. Этот переход займет несколько месяцев», — сказал Улюкаев, уточнив, что речь идет о первом полугодии следующего года.

Фиксированные ставки (депозитная и РЕПО), по его словам, образуют жесткие границы коридора процентных ставок ЦБ.

«По ним мы готовы предоставить любые объемы ликвидности (при том объеме обеспечения, который есть у банковской системы). Но понятно, что это не те границы, на которых осуществляется текущее управление ставками. Конечно, текущая ключевая ставка — это аукционная ставка однодневного, а в дальнейшем — недельного РЕПО», — сказал первый зампред ЦБ.

Несмотря на некоторую корректировку механизма процентной политики, представления Банка России о наиболее оптимальном режиме денежно-кредитной политики не изменились.

«Уже в 2008—2009 годах мы вышли на понимание о модифицированном инфляционном таргетировании, при котором практически свободное плавание национальной валюты не означает запрета на осуществление Центральным банком интервенций на валютном рынке, исходя из того что эти интервенции оправдываются исключительно задачей нивелировать избыточную волатильность на этом рынке, но речь ни в коем случае не идет о таргетировании валютного курса», — сказал Улюкаев.

Он отметил, что в связи с переходом к режиму инфляционного таргетирования перед ЦБ стоит задача выстраивания эффективного трансмиссионного механизма процентных ставок.

«Это означает оптимальную ширину коридора между депозитными и кредитными ставками Банка России — такого коридора, который бы обеспечивал, с одной стороны, трансмиссию на ставки межбанковского кредитного рынка, а с другой стороны, через него на ставки доходности по государственным суверенным заимствованиям и на ставки по кредитам конечным заемщикам. То, что мы сделали на прошлой неделе, означает сужение этого коридора с 275 до 225 базисных пунктов», — сказал первый зампред ЦБ.