Худший год, говорит исполнительный директор инвестбанка Numis Corp. Лорна Тилбиан, работающая на рынке с 1984 года. Комиссии брокеров в Европе, по оценке Tabb Group, оказались на 17% меньше, чем в 2008-м, пишут «Ведомости».

Европейские фондовые рынки закончили год в минусе: STOXX 600 потерял 12,3%, немецкий Dax — 15%, французский CAC 40—18,5%, как и российский ММВБ. Аутсайдером (-53%) стал греческий ASE. Но до минимумов 2008—2009 годы всем, кроме Греции, еще далеко.

Рынок слияний и поглощений, отлично начавший 2011 год, затем «просто умер» на фоне страхов суверенного дефолта и ухудшения экономической ситуации, констатировал Крейг Коубена из Bank of America Merrill Lynch.

Дефолта не было, но состояние рынка — как после краха Lehman Brothers в 2008-м: волатильность на рынке суверенных долгов достигла тех же уровней, признает ЕЦБ в декабрьском отчете.

Чтобы избежать, хотя бы формально, суверенного дефолта в еврозоне, власти Германии и Франции в июне стали уговаривать банки добровольно списать потери по долгу Греции. Сошлись на 50%, Афинам был выделен кредит ЕС — МВФ, но рынки переключили внимание на другие потенциально проблемные страны.

Проблемы в госфинансах существовали и раньше, но после инцидента с Грецией инвесторы стали пристально рассматривать структуру гособязательств, признал генсек ОЭСР Анхель Гурриа. В группу риска попали облигации Испании, Португалии и Ирландии, а затем и третьей экономики еврозоны, Италии (все вместе — PIIGS). На пике страхов доходность по ее 10-летним бондам превышала 8%. Standard & Poor’s поставило на пересмотр рейтинги 15 из 17 стран еврозоны.

В 2011-м по доверию к суверенным обязательствам был нанесен сокрушительный удар, резюмирует Джулиан Кэллоу из Barclays Capital.

Риски по госбумагам стран PIIGS стали кошмаром для банков. В августе о 93-процентном падении прибыли сообщил немецкий Commerzbank, и под огонь тут же попали французские банки. На рынке заговорили о возможном банкротстве Societe Generale — 10 августа его акции рухнули на 22,5%. Слухи о трудностях у Unicredit подтвердились в ноябре, когда банк отчитался о 10,6 млрд евро убытка в III квартале. Банки один за другим сообщали о сокращении штата. Больше всех, 30 000 рабочих мест, ликвидирует HSBC.

Европейское банковское агентство (EBA) потребовало от банков поддерживать повышенный уровень капитала — 9%. Изучив портфели 71 банка ЕС, EBA потребовало закрыть дыры в капитале на 115 млрд евро.

Сначала многие заговорили о дефолте Греции и ее выходе из еврозоны, вспоминает главный экономист Citi Уиллем Баутер (осенью ЕС и МВФ приостановили очередной транш, а Афины заявили о референдуме для обсуждения членства страны в еврозоне), потом рынок стал проигрывать сценарии — кто следующий. Топ-менеджеры корпораций признали, что готовят планы действий на случай развала еврозоны.

Евро падал по мере роста неопределенности с методами разрешения кризиса и нежелания ЕЦБ брать на себя функции кредитора последней инстанции для суверенных долгов, отмечают аналитики UBS. «Мы должны и будем действовать в соответствии с мандатом», — заявил председатель ЕЦБ Марио Драги: ссужать деньги правительствам регулятору запрещено.

ЕЦБ начал действовать лишь в декабре. После одобрения лидерами еврозоны курса на фискальный союз он пообещал предоставить банкам неограниченный объем ликвидности.

Но его комментарии по итогам года неутешительны. Локализовать кризис не удалось, говорится в отчете регулятора. Европейские банки будут испытывать все большие трудности с фондированием, пика они достигнут в I квартале, предупредил накануне Рождества Драги.

В следующем году европейским корпорациям предстоит рефинансировать около 1 трлн долларов, до 2015 года — почти 4 трлн, подсчитали аналитики S&P.

Инвестбанки закладываются на спад ВВП в еврозоне в 2012 году в 0,7—1%. ОЭСР ждет рост 0,2%.

Серьезное замедление грозит не только Европе, но и другим странам, предупредил Драги: это плата за чрезмерно большие долги, только жесточайшая экономия поможет заложить фундамент для устойчивого роста.

Первая половина 2012 года будет очень тяжелой, считает Кингсмил Бонд из Citi: высокая неопределенность и волатильность сохранятся, возможны три суверенных дефолта — Греции, Португалии, Ирландии, но они будут контролируемыми.

Аналитики Barclays Capital видят два сценария: стабилизация в Европе и рост фондового рынка или разрастание кризиса и пикирование рынков. Для реализации первого нужна эффективная антикризисная стратегия европейских лидеров, считает Дэвид Мюррей из Ernst & Young.