На днях вступил в законную силу приговор Мещанского райсуда Москвы по делу бывшего председателя правления Банка Инвестиций и Кредитования (БИК) Александра Мизинова, пишет газета «Время новостей». Он признан виновным в незаконной банковской деятельности с извлечением дохода в особо крупном размере (ст. 172—2 УК РФ) и приговорен к условному сроку. Это далеко не первый приговор по данной статье, однако в Главном следственном управлении (ГСУ) при ГУВД Москвы дело г-на Мизинова считают прецедентным. По их мнению, в данном случае впервые удалось привлечь именно к уголовной ответственности банкира такого ранга за то, что его банк не сразу выполнил предписание ЦБ о прекращении валютно-кассовых операций. Как следует из приговора, БИК всего на пять рабочих дней опоздал с исполнением указания.

Сотрудники управления по налоговым преступлениям (УНП) ГУВД Москвы заинтересовались деятельностью БИК сразу после того, как 9 августа прошлого года Центробанк отозвал у него лицензию. В ходе проверки выяснилось, что 7 июля г-н Мизинов получил предписание ЦБ о «запрете сроком на шесть месяцев на куплю-продажу иностранной валюты в наличной и безналичной форме и на кассовое обслуживание физлиц и юрлиц». Однако банкир не принял это во внимание, и банк еще несколько дней продолжал работу.

При этом, как установили милиционеры, г-н Мизинов не сказал своим подчиненным о запрете ЦБ, и они продолжали выполнять свои обязанности. В эти дни был лишь немного изменен порядок работы с валютой, преимущественно долларами и евро. Выдача их оформлялась уже не всем клиентам банка, а лишь «проверенным» юрлицам — как позже выяснили налоговики, это были в основном представители подставных фирм, зарегистрированных на утерянные паспорта. При работе с такими клиентами кассиру было указано сообщать их данные главбуху, который затем сверялся со своими списками и только после этого давал команду, выдать требуемую сумму или нет. Также в ходе проверки налоговики установили, что за те самые пять дней июля 2006 года после получения г-ном Мизиновым предписания ЦБ банк выдал наличными свыше 1,9 млрд. рублей. При этом чистая прибыль банка, по данным следствия, составила около 7 млн. рублей.

Материалы проверки были переданы в ГСУ при ГУВД Москвы, которое 25 января этого года возбудило уголовное дело в отношении г-на Мизинова по ст. 172—2 УК РФ. По словам следователей, на первом же допросе банкир признал свою вину и раскаялся. При этом он сообщил следствию, что не согласен с предписанием ЦБ и считает, что оно «было внесено незаконно, банк нормально функционировал, и оснований для введения ограничений не было», в связи с чем он «лично дал указание сотрудникам банка продолжать проведение кассовых операций». Г-н Мизинов не стал отрицать, что он, конечно, знал, что вся ответственность ляжет на него, в случае если правоохранительные органы заинтересуются деятельностью банка, поскольку он «лично подписывал чеки о выдаче наличных денежных средств». Банкир объяснил следствию свои действия тем, что у него имелись определенные «обязательства перед клиентами».

Кроме того, г-н Мизинов настаивал, что частично его банк предписание ЦБ все же выполнил — в установленный срок представил в Московское главное территориальное управление (МГТУ) ЦБ запрошенную информацию, приложив баланс. В связи с этим г-н Мизинов выказал удивление, что уже 17 июля ЦБ прислал новое предписание с требованием «перечислить все остатки (денежных средств) на корсчет второго отделения МГТУ ЦБ». По утверждению банкира, второе представление они опять же «стали исполнять, но не успели закончить, так как ЦБ отключил их от Межрегионального центра информатизации ЦБ», а потом и вовсе отозвал лицензию.

Однако суд посчитал, что вина Александра Мизинова полностью доказана, и приговорил его к трем годам условно и штрафу 600 тыс. рублей с запретом в течение четырех лет занимать руководящие должности в банковских структурах.