Мир столкнулся не с «рядовым» кризисом, а с «тектоническим процессом глобальной трансформации», период турбулентности будет длительным и болезненным, считает премьер-министр РФ Владимир Путин.

«Скажу с полной откровенностью: надо и дальше настойчиво использовать все возможности для улучшения жизни наших граждан, но, как и прежде, нельзя действовать «на авось», чтобы, в отличие от некоторых стран Запада, вдруг не столкнуться с необходимостью отнять у людей гораздо больше, чем легкомысленно раздали. Следует признать, что по своему масштабу сегодняшние глобальные дисбалансы таковы, что вряд ли они могут быть устранены в рамках действующей системы», — говорится в программной статье Путина, опубликованной на его сайте как кандидата в президенты РФ.

«Да, конъюнктурные перепады могут быть преодолены. И в большинстве стран сейчас разработан набор тактических мер, который позволяет с той или иной степенью успеха реагировать на острые проявления кризиса. Но в более глубоком долгосрочном смысле нынешние проблемы носят вовсе не конъюнктурный характер. По большому счету то, с чем сегодня сталкивается мир, — это серьезный системный кризис, тектонический процесс глобальной трансформации. Это зримое проявление перехода в новую культурную, экономическую, технологическую, геополитическую эпоху», — считает Путин.

По мнению премьера, мир вступает в зону турбулентности.

«И, безусловно, этот период будет длительным и болезненным. Здесь не надо питать иллюзий», — говорится в статье Путина.

Он также отмечает, что период восстановления в России завершен и исчерпан, созданы условия для движения вперед — на новой базе и в новом качестве. Путин вспоминает, что в 1990-х страна пережила шок распада и деградации, огромных социальных издержек и потерь, подошла к критической черте. По его словам, потребовалось огромное напряжение сил, мобилизация всех ресурсов, чтобы выбраться из ямы, собрать страну, вернуть ей статус геополитического субъекта, наладить социальную систему и поднять лежащую экономику, восстановить элементарную управляемость власти.

«Нам надо было возрождать авторитет и силу государства как такового. Возрождать, не имея глубоко укоренившихся демократических традиций, массовых политических партий и зрелого гражданского общества и при этом сталкиваясь с региональным сепаратизмом, засильем олигархии, коррупцией, а подчас и с присутствием откровенного криминала в органах власти. Ближайшей задачей в подобных обстоятельствах стало восстановление реального единства страны, иными словами, установление на всей ее территории суверенитета российского народа, а не господства отдельных лиц или групп», говорится в статье.

«Теперь мало кто вспоминает, сколь трудна была эта задача, каких усилий потребовало ее решение. Мало кто вспоминает, что самые авторитетные эксперты и многие международные лидеры в конце 1990-х годов сходились в одном прогнозе для будущего России: банкротство и распад. Нынешняя ситуация в России — если смотреть на нее глазами 1990-х годов — выглядела бы для них просто сверхоптимистичной фантастикой. Но как раз такая «забывчивость» и сегодняшняя готовность общества примерять к России самые высокие стандарты качества жизни и демократии — лучшие свидетельства нашего успеха», — считает премьер.

По его мнению, именно потому, что за последние годы Россия многого добилась в решении первоочередных задач, страна выстояла перед ударами глобального кризиса.