Сбербанк проводит активную скупку активов, несмотря на то что уровень рисков в банковском секторе сейчас близок к максимальному — к последствиям кризиса 2008 года прибавилось не только ухудшение ситуации на финансовых рынках из-за проблем в еврозоне, но и политическая нестабильность в России, обострившаяся после парламентских выборов в конце прошлого года. О том, почему Сбербанк сознательно идет на это, в интервью «Коммерсанту» рассказал президент — председатель правления крупнейшего российского банка Герман Греф.

«На самом деле мы очень аккуратны в приобретениях. Приобретения к тому же очень точечные. Сейчас самое удобное время для приобретений. Для нас расширение очевидно и естественно. Для внутреннего рынка мы слишком большая организация. После консолидации и завершения сделки с «Тройкой Диалог» мы завершим сделку с банком BNP Paribas по приобретению банка Cetelem, после чего мы станем полностью универсальной банковской структурой, которая оказывает весь спектр финансовых и банковских услуг», — отметил Греф.

Говоря о приобретениях на внутреннем рынке, он сказал: «Нам здесь уже некуда дальше интегрироваться. Мы создали очень большие заделы, которые хотим попробовать на внешних рынках. Мы уже присутствуем в СНГ, видим, что это успешная стратегия: наши банки растут очень быстро с относительно небольшими издержками. В СНГ работает фактор бренда. Ситуация с Европой более сложная, там этот фактор отсутствует. Придется полагаться на нашу технологичность, быстроту и качество сервиса. Создание международной платформы — отдельная сложная работа, требующая времени. И у нас нет такого опыта. После создания международной платформы предстоит научиться эффективно ею управлять и только потом расширять свое присутствие на рынках».

«Считаю, что продукты, предлагаемые Сбербанком, будут интересны клиентам в Европе и востребованы ими. Я говорю про «Кредитную фабрику», позволяющую принимать решения по заявкам физлиц менее чем за 20 часов, про мобильный банк, централизованную систему обработки данных. Наш интернет-банк определенно лучше. В Европе вообще почти нет системы мобильного банкинга, SMS-оповещений. Наше главное преимущество в том, что мы сейчас активно развиваемся как высокотехнологичный банк. По данным на IV квартал прошлого года, на каналы удаленного доступа переведено почти 70% трансакций», — сообщил топ-банкир.

Кроме того, касаясь вопроса приобретения швейцарского SLB Bank, Герман Греф сказал: «Это выстраивание направления private banking, которое мы сейчас создаем. Банк будет оказывать услуги для наших клиентов. Дело в том, что как раз в Швейцарии совершается большой объем операций. Было два варианта: либо отдавать бизнес кому-то из швейцарских партнеров, либо иметь свою дочернюю структуру. Решили пойти по второму сценарию, и на прошлой неделе Сбербанк стал фактически присутствовать на европейском рынке — SLB Bank был переименован в Sberbank (Switzerland) AG».

По его совам, Швейцария — это не единственная страна, где будут в дальнейшем работать подобные подразделения. «Есть Китай, Гонконг, но там немного другая специфика ведения бизнеса. Есть Индия — рынок, на который, я надеюсь, мы в перспективе выйдем со своей продуктовой линейкой, потихоньку начнем его осваивать. Но это все опять же займет время. Для того чтобы присутствовать на рынке, нужно научиться его понимать, изучить потребности клиентов. Для вхождения на такие крупные рынки, как Китай или Индия, требуется десять лет, не меньше».