Глава Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов в интервью «РБК daily» рассказал, почему к бывшему владельцу Межпромбанка Сергею Пугачеву пока нет никаких претензий.

«Нам удалось рассчитаться в полном объеме с кредиторами первой и второй очередей. Впрочем, сумма обязательств перед ними была небольшой — 6,6 млн рублей. Но уже то хорошо, что есть хотя бы отдельные категории кредиторов, чьи требования удовлетворены на 100%. Остались требования кредиторов третьей очереди на 81,6 млрд руб. Сейчас идет формирование конкурсной массы. Думаю, что потребуется еще не менее полугода, чтобы начать выплаты им. Состояние активов Межпромбанка хуже некуда. Мы уже выиграли практически все иски, обращенные к недобросовестным заемщикам банка, на сумму 160 млрд руб. То есть этих денег с лихвой хватило бы, чтобы рассчитаться со всеми кредиторами Межпромбанка. Но что это за заемщики? Это «технические», или, попросту говоря, фиктивные, компании, фирмы-однодневки, с которых невозможно что-либо взыскать. Гораздо перспективнее опротестование сомнительных сделок — там высоки шансы вернуть выведенные из банка активы. Эта работа уже дает результат. Если первоначально мы прогнозировали, что требования кредиторов будут удовлетворены на 2%, то сейчас наш прогноз — 5%», — сказал он.

«Определенные законодательные механизмы на самом деле есть, тут скорее вопрос их применения, то есть формирования доказательственной базы и изобличения виновного лица в рамках уголовного судопроизводства. А это долго и непросто, тем более с учетом трансграничного характера операций. Если бы Пугачев, будучи председателем совета директоров Межпромбанка, подписывал распоряжения о совершении фиктивных сделок, да еще при этом имел бы прямо и без затей оформленные на себя «заводы, газеты и пароходы», то все было бы просто — идешь в арбитраж, выигрываешь дело и по исполнительному листу получаешь причитающееся. Но только вот официально Сергей Пугачев как раз собственником банка не значился и никаких решений, которые могли бы быть поставлены ему в вину, не принимал. Подписанных Сергеем Пугачевым решений, за которые его можно было бы привлечь к ответственности, повторю, пока обнаружить не удалось. Он может понести ответственность только в том случае, если будут собраны доказательства его непосредственной причастности к действиям, повлекшим банкротство банка. Но это способны сделать исключительно правоохранительные органы — мы же не можем сами и дознание, и следствие осуществлять», — отметил Александр Турбанов.

Кроме того, говоря о том, какие реальные шаги последовали со стороны ЦБ и АСВ после всех громких историй, связанных с отзывом лицензий у банков группы Матвея Урина и Межпромбанка, Александр Турбанов заявил: «И ЦБ, и мы прекрасно видим, что одним из условий, способствующих совершению преступлений, является отсутствие ответственности за предоставление недостоверной отчетности надзорному органу. Никакой персональной ответственности руководители банков за это до настоящего времени не несут — максимально тяжелым наказанием является отзыв лицензии у банка. Мы совместно с ЦБ подготовили законодательные предложения, которые помимо существующей обязанности по предоставлению финансовой отчетности вводят дополнительную — вести электронную базу данных. Это позволит быстро выявлять и отслеживать все сделки банка, в том числе и совершенные задним числом. Но мало установить обязанности, требуется установление санкций, в том числе в рамках уголовного законодательства, в случае их неисполнения. И вот здесь мы натолкнулись на противодействие некоторых ведомств, которые, казалось бы, должны одобрить соответствующий законопроект. Минэкономразвития нас поддержало, а МВД нет. Но мы рассчитываем, что в наступившем году законодатель положительно решит этот вопрос».