Теневая экономика является одной из острых проблем современной Греции. При этом взятый правительством страны курс на реформы воздействует на нее как своего рода программа поддержки конъюнктуры. В итоге, по оценке Института прикладных экономических исследований (IAW) в немецком Тюбингене, греческая теневая экономика выросла почти до 25% ВВП страны, пишет «РБК daily».

«Такое положение дел, без сомнения, лишь обостряет ситуацию, которая сложилась в налоговой сфере Греции», — заявил информагентству DPA директор IAW Бернхард Боок­манн. Для сравнения: объем теневой экономики в Германии составит в текущем году 13,4%. Под термином «теневая экономика» аналитики IAW понимают прежде всего нелегальную занятость, а также все виды криминального бизнеса.

«В Греции множество причин благоприятствует развитию теневой экономики», — считает Боокманн. По его мнению, это в первую очередь мощная бюрократическая машина и крайне запутанная налоговая система. Для того чтобы обойти бюрократические препоны, многие фирмы предпочитают вести свой бизнес нелегально. Одной из причин роста масштабов нелегальной занятости является и сама структура греческой промышленности.

Так, по сравнению, например, с ФРГ, в Греции гораздо больше индивидуальных предпринимателей. Речь идет о множестве очень мелких фирм — в этом сегменте нелегальная занятость процветает больше, чем в крупных компаниях. В тот момент, когда в целях санации своего бюджета власти Греции увеличивают размер налогов и сборов, они оказывают теневой экономике неоценимую услугу. «При росте налога на фактор труда увеличиваются ножницы между брутто- и нетто-доходом, что усиливает соблазны теневой экономики», — указал глава IAW.

Именно поэтому для Греции так важно создать эффективную систему уголовного преследования за налоговые преступления и разрушить бюрократические преграды, мешающие трудиться «по-белому». «Естественно, существующее в Греции отношение к налогам, так называемая налоговая мораль, формировалось в течение многих лет. Так что может потребоваться много времени, пока общество перестанет так терпимо относиться к теневой экономике», — считает Боокманн.