Минфин готов всерьез осложнить жизнь российским компаниям, привлекающим средства инвесторов с помощью выпуска еврооблигаций через зарегистрированные за рубежом «посреднические» SPV-компании. В распоряжении «Коммерсанта» оказалось письмо заместителя главы Минфина Сергея Шаталова в адрес ФНС, которым он предписывает начать взимать налог на прибыль с процентов, выплачиваемых по привлеченным таким образом деньгам. Крупнейшие российские заемщики, среди которых «Газпром», Сбербанк, ВТБ, «Транснефть», заявляют, что новация приведет к заметному удорожанию займов для России.

Наступление Минфина на российские компании началось еще в 2010 году переписыванием соглашения об избежании двойного налогообложения с Кипром, далее были обновлены соглашения со Швейцарией и Люксембургом. Новая инициатива Минфина касается налоговой льготы для выпускающих еврооблигации крупных российских корпораций. Сейчас они действуют по следующей схеме. За рубежом создается так называемое специальное юридическое лицо — SPV, оно выпускает еврооблигации, а полученные деньги передает российской корпорации в виде займа или переводит на ее банковский депозит. По депозитному договору в адрес SPV отправляются проценты, которые затем достаются держателям еврооблигаций. Согласно открытым источникам (Bloomberg и C-Bonds), топ-заемщиками по еврооблигациям являются «Газпром» — 29,9 млрд долларов, ВТБ — 10,6 млрд, Россельхозбанк — 8,3 млрд, «Вымпелком» — 6,3 млрд, Сбербанк — 5,1 млрд.

Партнер PricewaterhouseCoopers Екатерина Лазорина пояснила «Коммерсанту», что выпуск еврооблигаций через SPV-компании проводится вовсе не ради минимизации налогов, а является вынужденной практикой — российское законодательство таково, что привлечь капитал с зарубежных рынков можно только через иностранное юридическое лицо. По сложившейся у инвестбанкиров традиции регистрируются такие компании в Ирландии или Люксембурге, которые обладают удобными соглашениями об избежании двойного налогообложения с Россией (перечисляемые проценты не облагаются налогом на прибыль).

Однако сейчас ситуация с налогами по таким сделкам меняется. В письме в адрес ФНС заместитель главы Минфина Сергей Шаталов сообщает, что SPV-компании являются не фактическими получателями дохода, а посредниками, поэтому льгота им не положена. В обоснование такой позиции Минфин ссылается на международную практику применения соглашений об избежании двойного налогообложения, из которой следует, что «фактическим получателем» может быть лишь лицо, «определяющее» дальнейшую «экономическую судьбу» полученного дохода. Поэтому, указывает Сергей Шаталов, «при отсутствии подтверждений постоянного местонахождения иностранных инвесторов — держателей еврооблигаций процентный доход подлежит налогообложению на территории РФ».

По словам Екатерины Лазориной, соответствовать новому подходу Минфина российским заемщикам будет затруднительно — информация о фактических держателях облигаций в оперативном режиме им недоступна. По ее прогнозу, новация приведет к существенному удорожанию программ заимствований для российских заемщиков, поскольку если они не смогут определить конечных держателей бумаг, то им придется платить налог с процентов из собственных средств. По сведениям издания, новация уже вызвала беспокойство у заемщиков. В Минфине прошла рабочая встреча Сергея Шаталова с представителями крупнейших российских корпораций — ВТБ, Сбербанка, «Газпрома», но ничего утешительного от замминистра они не услышали.

«Новый подход серьезно усложнит привлечение финансирования из-за рубежа посредством выпуска евробондов», — сказал газете зампред Сбербанка Антон Карамзин. Вице-президент «Транснефти» Максим Гришанин полагает, что подтверждение местонахождения держателей еврооблигаций технически невозможно. «Облигации торгуются на рынке, их покупают различные пенсионные фонды, банки», — сказал он.