Угрозу отрицательного капитала в Международном Промышленном Банке (Межпромбанке, МПБ), подконтрольном экс-сенатору от Тувы Сергею Пугачеву, проверка обнаружила еще в 2009 году, что не помешало Межпромбанку довести долю «схемных» кредитов до 99% от всех выданных ссуд к моменту отзыва лицензии, последовавшего лишь через год. Об этом пишет в понедельник газета «Коммерсант» со ссылкой на источники.

По словам источников издания, знакомых с деталями происходившего в банке в период с октября 2008 года, когда МПБ получил доступ к беззалоговым кредитам Банка России, и до момента отзыва у него лицензии, трансформация долга перед ЦБ на 37 млрд рублей в аналогичного размера «дыру» в капитале банка произошла не сразу. Поначалу использование полученных от ЦБ средств (на 1 ноября 2008 года — 29 млрд, на 1 декабря 2008 года — уже 37 млрд) не выглядело слишком сомнительным. Получив эти деньги, МПБ разместил большую их часть на депозиты в ЦБ (порядка 10 млрд), межбанковские кредиты крупным банкам (Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ, Commerzbank AG и др., каждый на несколько миллиардов рублей), кредиты и векселя крупных корпоративных заемщиков. Объем схемных кредитов, сформированных на этом этапе, был достаточно скромным — порядка 4 млрд.

Вложения МПБ в понятные и качественные, пусть и не очень доходные активы просуществовали всего несколько месяцев, указывают источники газеты. Так, за декабрь 2008 года обнулился депозит МПБ в ЦБ. В декабре — январе погасились кредиты, выданные МПБ крупным банкам, а сам МПБ предъявил к погашению приобретенные на средства ЦБ векселя известных компаний. «К маю 2009 года большая часть кредитов, выданных на деньги ЦБ, была погашена, однако одновременно более чем на 20 млрд рублей увеличился объем ссудной задолженности технических компаний», — вспоминает один из собеседников издания.

Одновременно с увеличением технической ссудной задолженности Межпромбанк постепенно снижал свой собственный долг перед родственными или дружественными ему структурами, указывают собеседники газеты. Эти средства в несколько этапов были переведены на счета других аффилированных с ОПК компаний (ООО «Средние торговые ряды», ЗАО «Санара», ЗАО «Плещеево»), конвертированы в валюту и направлены в качестве выплат «по инвестиционным соглашениям» на открытые в швейцарском Societe Generale Private Bank счета компаний-нерезидентов, связанных с ОПК. Еще более 3 млрд ушло с пометкой «выплата дивидендов Пугачеву С. В.» с депозитов связанных с банком компаний «Проффинанскапитал», «Профин Инвест», «ГеоРесурс» и «Дион», на счет компании Creative Associates Services Ltd., открытый в розничной «дочке» МПБ — «Межпромбанке Плюс». В 2009 году МПБ успел рассчитаться и с рядом дружественных ему структур, вспоминают собеседники издания.

При этом масштаб злоупотреблений из официальной отчетности полностью не просматривался, настаивают собеседники газеты. «Например, вывод из банка средств аффилированных с ним компаний маскировался открытием в нем новых депозитов других связанных с МПБ структур, — говорит один из них. — Так, например, вывод депозита «ОПК Девелопмент» сопровождался открытием в МПБ депозита «Северной верфи» и ряда других компаний, то есть в официальной отчетности прослеживался не только отток, но и приток средств. Другое дело, что этот приток был сформирован за счет выданных банком же технических кредитов».

По словам источников издания, к выводу о техническом характере кредитов более чем сотни заемщиков пришла и проверка ЦБ, проведенная в МПБ осенью 2009 года. По ее результатам в мае 2010 года банку было выдано предписание о доначислении резервов. При этом объем дорезервирования был таким, что в случае исполнения предписания регулятора капитал МПБ стал бы отрицательным уже по состоянию на начало 2009 года, указывают источники. По их оценкам, к моменту отзыва лицензии в октябре 2010 года техническими, использующимися на перекредитовку ранее выданных кредитов, были уже до 99% всех ссуд Межпромбанка. Отрицательная величина капитала к моменту отзыва лицензии даже не 37 млрд рублей, как считалось ранее, а все 54 млрд.

Несмотря на критическое положение дел в банке, лицензию он сохранял довольно длительное время после проверки 2009 года. Не стали основанием для отзыва лицензии и факты неисполнения банком клиентских платежей в июне 2010 года. «Тогда ЦБ выписал банку предписание, запрещающее ему чуть ли не все возможные операции: привлечение средств, размещение средств, куплю-продажу валюты и др., но лицензию сохранил», — указывает источник. Однако по его словам, в июле 2010 года (после реструктуризации долга МПБ перед ЦБ) ограничения с банка были сняты.

Официальными комментариями Банка России издание пока не располагает, но источник газеты, близкий к ЦБ, объяснил неприменение к банку крайней меры воздействия до октября 2010 года отсутствием доказательств тем подозрениям, которые возникали у проверяющих. «Выводы проверок основываются в том числе на мотивированном суждении проверяющих, в то время как для отзыва лицензии, в том числе за непроведение банком платежей, по действующему законодательству мнения проверяющих мало, нужны документальные доказательства, которых на тот момент не было, — говорит он. — Запрашиваемую документацию банк попросту не давал, что и было зафиксировано в актах о противодействии проверке, а жалоб клиентов на непроведение платежей или поданных ими исков, по которым еще нет решений, недостаточно».